Выборы в условиях эпидемии

М.С.Байнова , Ю.Б.Бочаров , А.Ю.Бузин , Н.И.Воробьев , Н.В.Гришин , А.А.Елаев , Ю.Г.Коргунюк , Б.Б.Надеждин , О.Л.Покровская

Аннотация

Юристы, политологи и социологи обсуждают проблемы проведения выборов в условиях эпидемии. Дискутируются возможность переноса выборов на более поздний срок, допустимые ограничения при проведении предвыборной агитации и голосования, а также в контроле за голосованием и подсчетом голосов, возможности и условия досрочного и дистанционного (электронного, почтового) голосования.


От редакции

Пандемия вируса COVID-19 стала вызовом для всех стран на нашей планете. И среди проблем, которые приходится решать, важное место занимает вопрос: можно ли проводить выборы в условиях эпидемии? И если можно, то при каких условиях и с какими ограничениями?

К сожалению, вопросы проведения выборов в условиях эпидемии пока мало обсуждаются в научной литературе. Мы можем отметить лишь единичные публикации [1; 2; 3].

В связи с этим мы решили задать вопросы, связанные с обозначенной темой, юристам, социологам и политологам, электоральным исследователям и практикам. Всего на наши вопросы ответили 9 экспертов. Ниже приводим их ответы.

Вопрос 1. Какие эпидемические условия требуют перенести выборы на более поздний срок? Может ли такое решение приниматься уже после начала избирательной кампании?

Надеждин Б.Б.

Переносить надо, если в день (дни) голосования ожидается чрезвычайно высокий уровень заболеваемости в тех городах, где проходят выборы.

Байнова М.С.

Если это болезни с высокой смертностью, то да. Если грипп – то нет. Про коронавирус мы все же мало знаем. Но весной 2020 г. правильно было прервать кампанию по голосованию.

Бузин А.Ю.

Я не вижу непреодолимых причин для того, чтобы переносить столь важное мероприятие. В современном мире достаточно средств, чтобы обезопасить людей от заражения. Мне трудно придумать столь заразный вирус, чтобы от него невозможно было защититься. Но, вообще-то, этот вопрос – для врачей и биологов.

Важно понимать, что качество выборов не должно зависеть от эпидемиологической обстановки.

Эти ответы не меняются от того, началась ли избирательная кампания или нет.

Коргунюк Ю.Г.

Перенос выборов допустим только в условиях эпидемий, равных по последствиям эпидемиям оспы и чумы до изобретения вакцинации. Даже испанка в 1918–1920 гг. не стала препятствием для проведения выборов в тех странах, в которых они были предусмотрены законом. Нынешняя эпидемия коронавируса тем более не может служить препятствием такого рода. Недаром Соединенные Штаты Америки, будучи наиболее затронутыми этой эпидемией, тем не менее не стали переносить президентские выборы 2020 г.

В ещё большей степени это касается принятия подобных решений уже после начала избирательной кампании. События должны принять совсем уж катастрофический характер, чтобы такой перенос мог выглядеть оправданным.

Бочаров Ю.Б.

Решение об отмене можно принять в любой момент при возникновении чрезвычайной ситуации в стране. И не важно, что это война или эпидемия или какая-то еще напасть, ставящая под угрозу жизнь части населения страны. Так, в период коронавируса, за последний год около 40 стран мира решили из-за эпидемии свои выборы отложить, 83 страны провели выборы в срок, и в большинстве из них явка упала в среднем на 20 процентов. Так что все зависит лишь от воли законодателей и фактической ситуации в стране.

Гришин Н.В.

Пандемия раскрыла отсутствие в законодательстве стран мира особых режимов проведения выборов. Перенос выборов – один из двух вариантов решения проблемы, возникающей при наступлении исключительных эпидемиологических условий, который позволяет за счет нарушения принципа периодичности выборов провести избирательный процесс в «нормальном» режиме. Другим вариантом решения проблемы является проведение выборов в условиях эпидемиологической опасности, но в данном случае следует цепочка угроз и рисков – как в контексте эпидемиологической ситуации, так и в контексте неизбежного искажения правил проведения выборов. Учитывая, что опыт проведения выборов в период пандемии оказался очень противоречивым, более предпочтительным вариантом можно назвать перенос выборов.

В законодательстве можно предусмотреть возможность перенесения выборов на более поздний срок при наступлении особых эпидемиологических условий. Для предупреждения злоупотребления этой возможностью процедура принятия такого решения должна быть усложнена. Условия для переноса выборов должны быть связаны с чрезвычайной эпидемиологической обстановкой, представляющей опасность для жизни и здоровья значительной части населения страны.

Решение о переносе выборов, видимо, может приниматься после начала кампании в исключительных случаях, но при этом требуется и исключительная процедура принятия решения, которую необходимо предусмотреть в законодательстве (при принятии решения такого рода необходимо увеличить круг вето-игроков).

Возможности переноса выборов должны быть связаны с решением вопроса о допустимых ограничениях при проведении кампании по эпидемиологическим условиям. Если эпидемиологическая обстановка не позволяет проводить выборы без существенных ограничений в ходе проведения выборов, то более правильным можно считать решение о переносе выборов, чем об их проведении с существенными нарушениями избирательных стандартов и электорального законодательства.

Покровская О.Л.

Ответ на этот вопрос могут дать эпидемиологи на основании специальных исследований и комплексной оценки степени опасности возбудителя. В данном случае любые предположения не будут корректными. Я в течение многих лет работала в сфере микробиологии, вирусологии и иммунологии (закончила свой путь в этой профессии в 1997 г. в должности доцента кафедры микробиологии, вирусологии и иммунологии, ученая степень – кандидат биологических наук). Считаю, что моих знаний недостаточно.

По мнению ряда специалистов-практиков, одна из главных противоэпидемических мер – ограничение контактов между людьми. Но как раз такое ограничение несовместимо с проведением выборов.

Что касается возможности принимать решение об отложении избирательных действий после начала избирательной кампании, то это также вопрос эпидемиологов. Если вдруг опасная эпидемия возникла после назначения выборов, нужно их приостанавливать. Другое дело, как их потом возобновлять. Учитывая, что эти решения касаются реализации основополагающих конституционных прав граждан, все процедуры (в том числе основания для приостановления и возобновления, определение сроков возобновленных избирательных действий) должны устанавливаться федеральным законом.

Елаев А.А.

Формально порядок проведения выборов в условиях режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации был установлен только после введения в закон об основных гарантиях избирательных прав статьи 10.1 в апреле 2020 г. До этого возможность непроведения выборов в условиях эпидемий предусматривалась только в ФКЗ о чрезвычайном положении.

При этом законодатель относит вопрос отложения голосования к дискреции избирательной комиссии соответствующего уровня, обусловливая возможность её применения тремя основаниями: 1) введение на соответствующей территории режима повышенной готовности или режима чрезвычайной ситуации; 2) наличие угрозы жизни и (или) здоровью избирателей, участников референдума; 3) мотивированное обращение комиссии, организующей выборы, в комиссию, которая должна принять решение об отложении (не применяется при отложении некоторых видов выборов ЦИКом).

То есть, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации оценку того, какие именно эпидемические условия привели к её началу, осуществляет соответствующий орган исполнительной власти или орган местного самоуправления в соответствии с положениями Федерального закона от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

При этом оценку наличия угрозы жизни и (или) здоровью избирателей избирательная комиссия должна, по смыслу введённой нормы, оценивать самостоятельно. То есть вполне можно допускать вероятность того, что при введённом на соответствующей территории режиме повышенной готовности или чрезвычайной ситуации избирательная комиссия примет решение о том, что этот режим не препятствует проведению выборов.

Также следует отметить, что инициатором отложения голосования может быть только соответствующая избирательная комиссия, а не кандидаты или органы власти, которые ввели режим.

Судебная практика по указанному вопросу пока незначительная, носит технический характер и не затрагивает вопрос правомерности отнесения той или иной ситуации к угрожающей жизни и (или) здоровью избирателей. Непонятно, будет ли в данном случае суд рассматривать данный вопрос в судебном заседании заново или же отнесёт его к «политическим» полномочиям избирательной комиссии. Также непонятно, какими средствами доказывания следует руководствоваться при его принятии.

Понятно, что следует руководствоваться балансом интересов: с одной стороны, Россия как государство является республикой, с другой стороны, приоритетом государственной политики является человек, его права и свободы. Всякая ли эпидемия может откладывать выборы, или должен быть определённый порог заболеваемости и смертности, связанный именно с реализацией процессов, осуществляемых на выборах? Вероятно, что приоритет в данном случае будет у заключения санитарного врача, как при рассмотрении дела в избиркоме, так и при судебном обжаловании.

По моему мнению, было бы целесообразно принимать указанное решение не избирательной комиссией, а соответствующим судом после исследования всех обстоятельств необходимости отложения голосования с возможностью принимать участие в процессе представителям кандидатов (если они уже были выдвинуты) и избирательных объединений. Это позволит как использовать все средства доказывания, предусмотренные КАС, так и заслушивать свидетелей и экспертов на ином процессуальном уровне, так как избирательная комиссия – не судебный орган, её возможности по вызову свидетелей, заслушиванию сторон и проверке доказательств ограничены.

Воробьев Н.И.

Непосредственно эпидемиологических причин (оснований) для переноса очередных (плановых) выборов депутатов Государственной Думы ФС РФ на данный момент не просматривается, поскольку не введен ни режим повышенной готовности, ни режим чрезвычайной ситуации. Если же санитарно-эпидемиологическая обстановка в стране ухудшится настолько, что вновь возникнет угроза «жизни и (или) здоровью избирателей» (граждан), тогда на основании ст. 10.1 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» Центральная избирательная комиссия РФ вправе своим решением (постановлением) отложить голосование по уже назначенным выборам.

В то же время, следует заметить, что формулировка данной статьи Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» не представляется удачной. Хотя в ее заголовке говорится о проведении выборов при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации (ПГ или ЧС), но в самой статье предусматривается лишь возможность отложения голосования по выборам. При назначенных выборах все понятно, решение об отложении голосования принимает ЦИК РФ. Но из текста статьи не ясно, кто и как принимает решение при введенном режиме ПГ или ЧС по еще не назначенным, но обязательным к проведению выборам. Но в настоящее время ни в одном федеральном законе ничего по этому поводу, к сожалению, не сказано.

По логике здравого смысла решение об отложении выборов (но не голосования!) должен принимать тот орган, который уполномочен на назначение выборов.

Таким образом, если исходить из положений нынешнего законодательства, то перенос выборов в Государственную Думу может быть произведен только по решению Президента РФ. Но для этого предварительно должен быть введен режим чрезвычайной ситуации либо хотя бы режим повышенной готовности. Кстати, такое понятие как «режим повышенной готовности» ни в Федеральный закон от 30.09.1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», ни в иное федеральное законодательство до сих пор не введено и юридически не раскрыто (если не считать упоминаний о ПГ, введенных в ст. 20.6.1 КоАП РФ).

Что касается переноса голосования в период уже начавшейся избирательной кампании, то такое решение может быть принято ЦИК РФ, но, опять-таки, если предварительно будет официально введен режим чрезвычайной ситуации или повышенной готовности.

Вопрос 2. Можно ли проводить общенациональные (федеральные) выборы, если эпидемическая обстановка препятствует их проведению только в нескольких регионах?

Бузин А.Ю.

Не надо ставить здоровые регионы в зависимость от больных.

Покровская О.Л.

Думаю, что нельзя. Иначе есть риск получить анклавы «нелегитимности» федеральных органов государственной власти.

Бочаров Ю.Б.

Можно. Ведь в принципе существуют четкие формулировки закона, признающие выборы несостоявшимся. Все зависит от общего итога и количества утвержденных голосований на отдельных участках. Так что один–два «непроголосовавших» региона не повлияют на общее решение признать выборы состоявшимися.

Коргунюк Ю.Г.

Можно. В этих нескольких регионах выборы можно провести и позже, а для общенациональной кампании сохранить определенные законом сроки. В истории постсоветской России уже бывали случаи, когда в отдельных регионах выборы проводились позже, чем по всей стране. Например, 1993 год, Татарстан. Там, правда, думские выборы 12 декабря 1993 г. были сорваны из-за позиции региональных властей и по существу проведены лишь в марте 1994 г. Но прецедент был создан.

Байнова М.С.

Нескольких, 2–3 да, 10 нет.

Надеждин Б.Б.

Зависит от количества (и населения) регионов, где в день (дни) голосования ожидается чрезвычайно высокий уровень заболеваемости. Если только в некоторых, то можно в них не проводить, потом провести (как если бы были повторные выборы).

Гришин Н.В.

В качестве решения этой проблемы можно указать в законодательстве, на какой части территории страны наступление соответствующей эпидемиологической обстановки дает основание для принятия решения о переносе выборов.

Елаев А.А.

Закон предусматривает возможность отложения федеральных выборов в случае введения режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на территории РФ в целом или не менее одной трети субъектов федерации (29), никак не увязывая их с числом избирателей соответствующих территорий. Исключение при этом сделано для довыборов депутатов Госдумы.

По моему мнению, надо уточнять закон, увязывать возможность переноса федеральных выборов с количеством избирателей на территориях, которые будут «недопредставленными» на федеральном уровне, при этом сохраняя выборы депутатов Государственной Думы по одномандатным округам на тех территориях, где эпидемии нет, ведь тут их избранию явно ничего не препятствует.

Воробьев Н.И.

Следует, прежде всего, говорить о назначении (или не назначении) выборов в установленный срок. Такой вопрос решает Президент РФ (об этом см. ответ на вопрос 1).

Если же иметь в виду отмену (откладывание, перенос) голосования по уже назначенным выборам Государственной Думы, то есть в период избирательной кампании, то частично ответ на этот вопрос содержится сегодня в п. 2 ст. 10.1 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…». В таком случае при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации в нескольких регионах решение об отложении голосования на всей территории Российской Федерации либо не менее чем одной трети субъектов Российской Федерации может быть самостоятельно принято Центральной избирательной комиссией РФ.

Таким образом, подобное решение со стороны ЦИК РФ об отложении выборов на территории нескольких регионов (субъектов РФ) либо на территории всей страны в целом возможно. Естественно, приниматься оно может в случае введения режима ЧС или ПГ и с учетом реальной эпидемиологической ситуации не менее чем в 29 субъектах Российской Федерации. Полагаю, что при этом необходимо выяснить, насколько такое решение повлияет на легитимность вновь избираемой Государственной Думы с учетом реальной численности избирателей в «отсеченных» субъектах Российской Федерации. Если численность избирателей в таких субъектах со сложной эпидемиологической обстановкой составит больше трети от общей численности избирателей страны, то в таком случае неоправданно проводить выборы общефедерального органа законодательной власти и следует отложить голосование в целом в стране.

Вопрос 3. Как эпидемические ограничения влияют на агитационную кампанию? Какие ограничения в ходе агитационной кампании допустимы, а какие затрагивают само существо выборов?

Бузин А.Ю.

Эпидемические ограничения влияют на агитационную кампанию ровно настолько, насколько этого хочет власть. Агитация через телевизор, радио, Интернет безопасна. Существо выборов ограничивают огосударствление СМИ, давление на СМИ. А это не связано с эпидемиями.

Покровская О.Л.

Ограничения, касающиеся возможности встреч участников выборов (в том числе – проведение публичных мероприятий, встречи с избирателями), затрагивают само существо выборов.

Надеждин Б.Б.

Особо никак не влияют на основные каналы агитации – телевидение и Интернет. Живые встречи с избирателями в России не играют существенной роли.

Байнова М.С.

Ограничения допустимы в отношении массового пребывания людей в помещении. Сущность выборов затрагивает запрет на агитацию в Интернете, на встречи вне помещения.

Коргунюк Ю.Г.

Эпидемические ограничения могут затруднить встречи кандидатов с избирателями в режиме «офлайн», но сегодняшний уровень развития интернет–технологий предлагает вполне удовлетворительные альтернативы. Саму сущность выборов такие ограничения не затрагивают. Другое дело, что обладатели административного ресурса могут использовать их для недопуска на избирательные участки нежелательных наблюдателей, но они и безо всяких эпидемий напридумывали для этого массу уловок.

Гришин Н.В.

Опыт пандемии 2020–2021 гг. показывает, что любые ограничения могут быть спорными. Было бы более верно исходить из принципа, что все права участников избирательного процесса являются важными, и ограничение какой-либо части этих прав является опасным прецедентом, который может впоследствии влиять на избирательный процесс в «нормальных» условиях.

Бочаров Ю.Б.

Подавляющая часть агитационной кампании сегодня идет в СМИ и социальных сетях. Эпидемиологическая ситуация, а главное меры борьбы с ней подразумевают в первую очередь запрет массовых скоплений людей, однако, как показывают события, на это мало кто обращает внимание в большинстве стран мира. Хотя в большинстве своем массовые мероприятия, вроде встреч с избирателями, вообще не влияют на общую картину в масштабах страны, а вот массовые демонстрации протеста, особенно если они растиражированы в СМИ, могут существенно повлиять на мнение части электората. Однако вряд ли власти допустят такое тиражирование и информирование протестных отношений. Поэтому, пока есть возможность полноценно использовать СМИ для агитации, выборы могут быть.

Посмотрите, в какой эпидемиологической обстановке проводились выборы в США. Там на период выборов умерло около 120 тыс. человек из 4,5 млн. зараженных, и разве это кого-то там остановило от агитации, сборищ и митингов? Люди, в большинстве своем, просто игнорировали все ограничения, власть особо не противилась, и выборы состоялись.

Елаев А.А.

С учётом распространённости сети Интернет, на избирательную кампанию и эпидемиологическую обстановку влияют только те агитационные мероприятия, которые предусматривают взаимодействие с избирателями: сбор подписей, встречи на улицах и в помещениях, поквартирный обход, социологические исследования, митинги, шествия и манифестации. При этом если на федеральном уровне и при голосовании по пропорциональной системе это влияние малозначительно, то на муниципальном зачастую является единственным способом ведения агитационной кампании.

По моему мнению, надо учитывать конкретные выборы и возможность проведения агитационной кампании без контакта с избирателями, а также правоприменительную практику в условиях эпидемий. Бездумно ограничивать агитационную кампанию, если нет непосредственной угрозы жизни и здоровью избирателей, не следует.

Воробьев Н.И.

Что касается самих эпидемиологических ограничений в период избирательной кампании, то полагаю, что они могут быть, но никак не должны ограничивать избирательные права граждан в целом и отдельные их правомочия. Имеется в виду право на агитацию (даже публичные мероприятия, встречи с избирателями, распространение агитационных материалов и т.п.), наблюдение за голосованием и подсчетом голосов, само голосование (в том числе на дому). Все эти правомочия вполне могут осуществляться без ограничений и с соблюдением противоэпидемиологических правил (ношение тех же масок, мытье рук и т.п.).

Не должны вводиться под предлогом предупреждения пандемии и в интересах кого бы то ни было какие-либо ограничения на совершение любых допускаемых законом значимых избирательных действий в период выборной кампании – агитации, наблюдения (особенно !!!) и голосования.

Во всяком случае, ни обновленная Конституция РФ, ни действующее ныне законодательство о санитарно-эпидемиологическом надзоре и о выборах не содержат никаких правовых оснований для обременения, ущемления и (или) ограничения избирательных прав. Так что, если выборы проводить (даже в условиях пандемии), то должны быть обеспечены в полном объеме существующие гарантии избирательных прав. Или тогда их не проводить, откладывать из-за пандемии, но на законных, опять-таки, основаниях.

Вопрос 4. Какие эпидемические ограничения допустимы при организации голосования? Можно ли вводить ограничения, затрудняющие контроль за проведением голосования? Как можно оценить эффективность форм контроля за формами голосования, применяемыми в условиях пандемии?

Воробьев Н.И.

Сама по себе пандемия не должна негативно влиять на осуществление контроля и наблюдения на выборах.

Байнова М.С.

Ограничение наблюдения за выборами влияет на избирательный процесс и недопустимо.

Надеждин Б.Б.

Необходимы обычные меры – маски, дезинфекция, социальная дистанция. Наблюдение должно быть в обычном режиме с учетом этих же мер.

Покровская О.Л.

Допустимо требование обязательного ношения масок. Остальное, в том числе ограничение контроля за голосованием, недопустимо.

Коргунюк Ю.Г.

Допустимо требовать от избирателей, членов комиссий и наблюдателей соблюдения социальной дистанции и масочного режима. Недопустимо отстранять наблюдателей от выполнения их обязанностей. По сути, от них тоже можно требовать лишь соблюдения социальной дистанции и масочного режима. Остальное – от лукавого.

Не думаю, что формы контроля за формами голосования, применяемыми в условиях пандемии, как-то должны отличаться от тех, что используются в нормальных условиях.

Бочаров Ю.Б.

Решением этого вопроса сегодня озадачено большинство законодателей мира, в том числе и их избирательные органы, которые предпринимают меры по защите населения на основании рекомендаций их министерств здравоохранения. Например, в Израиле в избирательную комиссию добавлен один наблюдатель с камерой на весь день работы, и он также будет вести запись всего процесса подсчета голосов.

Гришин Н.В.

Проведение выборов с существенными ограничениями или нарушениями правил проведения выборов является чрезвычайно нежелательной практикой. Данная практика создает опасный прецедент, подрывая обязательность соблюдения правил организации выборов.

Существенные ограничения контроля голосования недопустимы, поскольку нарушают базовые принципы демократических выборов и представляют опасность для легитимности органов власти и политической стабильности. Если эпидемиологическая обстановка настолько неблагоприятна, что требует ограничений для контроля за голосованием, это может быть основанием для переноса выборов.

Елаев А.А.

Ограничения должны вызываться условиями конкретной эпидемии, быть научно обоснованными и иметь возможность судебного контроля над дискрецией соответствующей избирательной комиссии. К тому же они должны компенсироваться определёнными техническими средствами. Например, если нельзя ездить втроём с ящиком в машине, то должны быть заказаны соответствующие микроавтобусы, если все наблюдатели не помещаются в помещении для голосования, надо обеспечивать более комфортные помещения для голосования, и так далее. Не должно возникать иллюзии сознательного использования эпидемиологической ситуации для снижения доверия к избирательным процедурам. Например, если все наблюдатели из-за социальной дистанции не помещаются в помещении для подсчёта голосов, надо или пользоваться более просторным помещением или организовывать видеотрансляцию всех действий комиссии с последующим предоставлением доступа к видеозаписи, чтобы доверие к процедурам не было поставлено под сомнение.

Бузин А.Ю.

Несомненно, следует развивать дистанционное голосование. При этом совершенно необходимо законодательно устанавливать возможности общественного контроля, согласованные с обществом. Необходим полный общественный доступ к механизмам дистанционного голосования и контроль (а еще лучше – участие общественности) в проведении дистанционного голосования.

Вопрос 5. Как можно оценить опыт расширения применения досрочного и дистанционного (почтового, электронного) голосования на выборах в условиях пандемии?

Бочаров Ю.Б.

Если данная система на самом деле работает и позволяет определить истинное мнение избирателя без корректировки со стороны власти, то ее можно и нужно расширять – без оглядки на эпидемию. Хотя маловероятно, что власть оставит бесконтрольным данный процесс.

Надеждин Б.Б.

В России во многих регионах регулярно наблюдаются масштабные фальсификации, и нет большого доверия к подсчету голосов, поэтому лучше традиционные способы голосования и подсчета.

Бузин А.Ю.

Имеющийся опыт не соответствует принципу открытости и гласности выборов. Увы, нет никакой возможности проверить правильность подсчета голосов.

Воробьев Н.И.

Лично я опыт расширения применения досрочного и дистанционного (почтового, электронного) голосования на выборах в последнее время оцениваю негативно. Виной всему считаю то, что ЦИК РФ не делает всего необходимого, чтобы обеспечивать при этом свободные, открытые и честные выборы. Заинтересованности в этом со стороны ЦИК РФ не усматривается, и избиратели, общественность никак повлиять на это не могут.

Покровская О.Л.

Досрочное голосование, как показал опыт его проведения в Санкт-Петербурге в период Общероссийского голосования за поправку к Конституции РФ, создает условия для массовых фальсификаций итогов голосования. Одна из причин – отсутствие в законодательстве единых стандартов хранения избирательной документации (в том числе – общественного контроля за хранением).

В принципе, любые способы волеизъявления, расширяющие возможности граждан участвовать в голосовании, следовало бы приветствовать. Но, учитывая политическую ситуацию в России и силу административного ресурса, все перечисленные нововведения с большой степенью вероятности будут использованы для фальсификаций результатов выборов.

Байнова М.С.

Перевод выборов в Интернет-голосование недопустим. Голосование по почте и досрочное голосование вызывают недоверие.

Наиболее подходящей формой переноса голосования является голосование по месту нахождения. Хотя и здесь появляются попытки манипуляций, например, массовое выездное голосование на предприятии.

Выборы – это форма проявления народом своей власти, и акт выборов должен быть с личным участием, которое позволяет обеспечить прозрачность процедуры волеизъявления.

Коргунюк Ю.Г.

Для расширения применения досрочного и дистанционного голосования необходимо сначала выработать и апробировать нормы и формы контроля над ними в нормальных условиях, как это, например, было сделано в США. Уже потом можно адаптировать эти нормы и формы к условиям пандемии. Вводить же их в авральном порядке, ссылаясь в качестве повода на пандемию, которая якобы оправдывает их недостаточную проработанность, недопустимо.

Елаев А.А.

Вопрос сложный и касается доверия ко всем избирательным процедурам и в обычное время. Если есть доверие, то голосование может проходить хоть две недели в одну урну, не запираемую на ночь, если нет – то надо изобретать более транспарентные способы, но при этом понятные для избирателей.

Например, в России голосование по почте обречено из-за невысокого уровня доверия к «Почте России» по срокам доставки, а также отмиранию почты как способа обмена письменными сообщениями, а, например, «Госуслуги» таких проблем не испытывают и вполне могут быть использованы как перспективная площадка.

Главное при этом – не забывать, что в избирательных комиссиях работают люди, параллельно работающие где-то ещё, поэтому слишком длинное многодневное голосование снижает мотивацию членов комиссий и их работодателей, вынужденных жить без работника не день–два, а пять–шесть. Может быть, вообще следовало бы для досрочного голосования (а на перспективу – и для голосования вообще) отказаться от членов участковых избирательных комиссий, заменив их работниками многофункциональных центров предоставления государственных услуг и электронными бюллетенями, которые бы потом автоматизировано обрабатывались. Степень компьютеризации госуправления в России это сделать вполне позволяет, вопрос в доверии к получающимся процедурам.

Гришин Н.В.

Во многих странах мира распространение форм дистанционного голосования в период пандемии вызвало падение доверия к результатам выборов. Таким образом, вне зависимости от того, насколько отдельные страны мира нашли способы обеспечить чистоту голосования вне избирательных участков, данный опыт можно оценивать скорее как неудачный, по меньшей мере – для легитимности выборов.

Опыт проведения выборов в период пандемии не привел к появлению приемлемых форм дальнейшего развития дистанционного голосования, но, скорее, высветил те проблемы в этом направлении, которые должны быть решены. Прежде всего, это проблема обеспечения тайны волеизъявления (эта проблема сохраняет значимость, даже если она существует субъективно и только в сознании некоторых избирателей, опасающихся, что их волеизъявление может быть раскрыто). Не получила удовлетворительного решения также проблема достоверного подсчета голосов при дистанционном голосовании, противодействие возможным махинациям на этапе учета голосов дистанционно проголосовавших избирателей.

Массовое распространение дистанционного голосования создало отсутствовавшие до этого момента специфические угрозы для обеспечения чистоты выборов. Прежде всего, эти угрозы связаны с разделением корпуса избирателей на две части (голосующих на территории избирательного участка и вне его), которые оказываются в разных условиях и по отношению к которым могут быть применены дифференцированные методы воздействия и манипулирования. Учитывая, что во многих странах мира наметилась тенденция, что эти группы избирателей имеют различающиеся электоральные ориентации, угроза манипулирования выборами становится исключительно острой.

Поступила в редакцию 09.03.2021, в окончательном виде 16.03.2021.


Список литературы

  1. Морозова О.С. Международное наблюдение на выборах в условиях пандемии. – Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2020. № 3 (64). С. 118–124.
  2. Тюков Н.А. Организация и проведение выборов в условиях пандемии COVID-19. – Избирательное законодательство и практика. 2020. № 3. С. 34–40.
  3. Шаповалов В.Л. Обеспечение избирательных прав граждан в условиях распространения новой коронавирусной инфекции. – Избирательное законодательство и практика. 2020. № 2. С. 22–27.