Выборы Президента РФ 1996 г. О размерах фальсификаций

В.В.Михайлов

Аннотация

Многочисленные мнения о качестве выборов Президента РФ в 1996 г. имеют недостаточную опору на факты. В работе дается новый, более детальный анализ возможных вмешательств администраций регионов и районов, которым фактически были подчинены ТИК и УИК, в формирование протоколов. Результаты этого анализа приводят нас к выводу, что размеры фальсификаций в пользу Ельцина значительно преувеличены, а незаконная «помощь» Зюганову голосами, особенно в первом туре, – недооценена.


25 лет: время переоценить

Избирательная система Российской Федерации находится в совершенно неудовлетворительном состоянии, которое продолжает ухудшаться с каждым новым законом. Замечательные усилия наблюдателей не могут противостоять работе мощной вертикали администраций. Поиски ответа на вопросы «Почему так сложилось? Где начало процесса разрушения принципов демократии?» нередко приводят к выборам президента РФ в 1996 г. Становится популярным мнение, что именно тогда все пошло не так, что было много фальсификаций в пользу Б.Ельцина, а победа была украдена у кандидата от КПРФ Г.Зюганова.

Действительно, выборы 1996 года выделяются из всех других постсоветских. Во-первых, они были высококонкурентными: это были единственные выборы президента в России, на которых потребовался второй тур. Первый тур состоялся 16 июня 1996 г., второй – через две недели 3 июля. В первом туре вперед вышли действующий президент Б.Ельцин и лидер КПРФ Г.Зюганов с разницей в три процента: 35,28 и 32,03% соответственно. Следом шли А.Лебедь – 14,52% и Г.Явлинский 7,34% – оба никак не подходили под современное определение «системная» оппозиция. Во-вторых, радикальное различие взглядов двух главных кандидатов сильно увеличивало стоимость победы и поражения как для сторонников демократа Ельцина, так и для тех, кому были близки взгляды коммуниста Зюганова. И третье важное обстоятельство: институт честных и свободных выборов был уже основан к тому времени, приняты соответствующие законы, но принципы демократических выборов еще не стали естественными и необходимыми для администраций районного и местного уровней. От фактического проведения выборов и голосования они не были отстранены, а искушение изменить результат в соответствии с их административным чутьем, желанием получить политическую выгоду, следуя указаниям начальства, было слишком сильным. Независимых наблюдателей было недостаточно, они часто отстранялись от работы в ИК, а их жалобы игнорировались.

Сейчас, спустя 25 лет, существует согласие аналитиков в том, что 1) в первом туре были фальсификации как в пользу Зюганова, так и в пользу Ельцина, 2) во втором туре в ряде регионов, судя по результатам, произошел настолько значительный переток сторонников Зюганова в лагерь действующего президента, что разумно его можно объяснить только использованием административного ресурса и фальсификациями.

Относительно размеров административного влияния и фальсификаций спор продолжается. М.Зыгарь в недавней книге сообщает, что суд признал, что в Татарстане «у Зюганова украли около 600 тысяч голосов». А на суды по другим регионам у коммунистов не хватило денег [2: 562]. М.Шевченко в 2012 г. вспоминал слова Третьякова, сказанные им вскоре после выборов, что Зюганов выиграл «с перевесом в достаточное количество голосов уже первый тур» [4].

В 20-летнюю годовщину выборов газета «Коммерсантъ» напомнила о вопросе скептиков «Ну разве мог Ельцин со своим нулевым рейтингом честно обойти Зюганова, чья партия только что победила на выборах в Госдуму?» и о словах Дмитрия Медведева, сказанных якобы в феврале 2012 г.: «Да, выборы в Госдуму были нестерильны, но вряд ли у кого есть сомнения, кто победил на выборах президента в 1996 году. Это не был Борис Николаевич Ельцин» [2: 610; 3].

Эти заявления и мнения о победе Зюганова невозможно совместить с имеющимися фактами. Для выигрыша Зюганова в первом туре для того, чтобы набрать более половины всех голосов, к имеющимся 24 млн. голосов нужно было бы добавить еще 13 млн. Это невероятно, так как 22 млн голосов, отданных за всех других кандидатов, кроме него и Ельцина, невозможно поставить под сомнение. Мы не имеем сведений о фальсификации в пользу А. Лебедя, получившего 11 млн голосов, Г. Явлинского - 5,5 млн - и других. Кроме этого, голосование за Ельцина со статистической точки зрения в большинстве регионов выглядит достаточно чисто, чего не скажешь о голосовании за Зюганова. В этом мы сможем убедиться ниже.

Победа во втором туре для Зюганова была также невозможна. Преимущество Ельцина на голосовании 3 июля составило 10 млн. Да, в части республик и областей был очевидный и заметный переброс голосов в его пользу, но отсутствуют какие-либо доказательства, что более 2 млн бюллетеней Зюганова пошли в зачет Ельцину. Скорее всего, и этот уровень является завышенным. Похожий вывод неоднократно обосновывался ранее, в том числе Д.Орешкиным [3], А.Любаревым [4] и К.Родионовым [10]. О. Мороз напоминает о том, что результат выборов с точностью 2-3% соответствует оценкам социологов ВЦИОМа и Института сравнительных социологических исследований [8: 396].

Количество оценок фальсификаций намного меньше, чем словесных обвинений в подтасовках на выборах 1996 г. Размер переброса бюллетеней во втором туре был оценен ранее автором в пределах 700 тыс. – 1 млн голосов [7: 48; 6: 290].

Несмотря на недостаточность аналитики и отсутствие доказательств, можно быть уверенным, что мы еще увидим новые спекуляции на тему «украденной победы у Зюганова в 1996 г.» – слишком хорошо она соответствует мифу о 1990-х как источнике наших бед в 21 веке и позволяет оправдывать современные манипуляции выборами в РФ ложным тезисом о том, что фальсификации на выборах всегда были.

Цель настоящей работы заключается в следующем: 1) выполнить более детальную оценку переброса бюллетеней в пользу Ельцина во втором туре, 2) оценить возможность и размеры фальсификаций в первом и втором турах в пользу двух главных кандидатов в разных регионах, 3) дать новую оценку переброса второго тура, 4) сравнить качество выборов 1996 г. с выборами 2000 и 2004 гг.

Основой работы являются официальные результаты в 2715 ТИК 88 субъектов федерации. Сюда мы не включили 12 ТИК Чечни, т.к. военные действия там прекратились лишь в августе 1996 г., когда были заключены Хасавюртовские соглашения. Отдельно обсуждены результаты участковых комиссий трех районов Татарстана.

Надо иметь в виду, что в работе используются далеко не все возможные методы определения фальсификаций с помощью статистики. Было бы очень интересно увидеть новые работы, рассматривающие эту проблему под другим углом.

Переориентация избирателей: старый метод, новые результаты

В 1996 г. на выборах борьба шла в условиях неокрепшей демократии и отсутствия повсеместного уважения к честным выборам. Тогда голоса «подкручивали» в обеих турах в пользу Ельцина и в пользу Зюганова. Общая оценка исследователей говорит, что эти фальсификации были ограниченными, далеко не такими, как на последующих выборах в России – они имели свои рамки и во многих регионах весьма узкие.

Двухтуровые выборы более сложны для организации, требуют больше средств, на них труднее поддерживать мотивацию избирателей к голосованию и явку на хорошем уровне на втором туре. Но они имеют ряд преимуществ. С точки зрения статистики результатов, существует несколько дополнительных общих ограничений на результаты, которых нет на обычных выборах в один тур. Вот два главных:

Свойство А. При примерно равной явке ядро избирателей двух главных претендентов за короткое время между турами сохраняется, поэтому результат второго тура не может радикально (в несколько раз) меняться в пользу одного из претендентов. Изменение пропорций голосования может быть, и это естественно, но в ограниченных пределах.

Свойство Б. Результат каждого из двух основных кандидатов во втором туре может только вырасти и остается лишь вопрос – на сколько. Это происходит потому, что избиратели, поддержавшие кандидатов, не вышедших во второй тур, часто голосуют во втором туре, не прислушиваясь к мнению тех, за кого голосовали в первом. Поэтому даже если все кандидаты, не вышедшие во второй тур, порекомендуют своим избирателям отдать голоса одному из кандидатов, найдется немалое число тех, кто бросит бюллетень в пользу другого кандидата. Например, на выборах Президента Франции 2002 г. во второй тур вышли Ширак и Ле Пен. Последовали полные драматизма обсуждения в прессе, массовые демонстрации и митинги французских избирателей, протестовавших против политических взглядов Ле Пена. Все выбывшие кандидаты поддержали Ширака и объявили об этом. И тем не менее Ле Пен сохранил свою долю голосов и даже немного ее увеличил [6: 266].

В 1996 г. не было никаких причин для нарушения этих правил. Но руководителей регионов и глав районных администраций это не могло остановить. Подтасовки в ряде случаев были очевидны, а их размеры велики для масштабов республики или области.

Изменение пропорций – переток голосов

Где кончается естественное изменение пропорций и начинается фальсифицированный переток (переброс) бюллетеней? Например, в 1996 г. в Костромской области в первом туре Ельцин и Зюганов получили по 28%, а во втором 49% и 42% соответственно. Оба кандидата прибавили, причем Ельцин за счет избирателей Лебедя и, видимо, избирателей Явлинского прибавил больше – это нормально. В других субъектах изменения более существенные, и это тоже допустимо. Но когда в первом туре один кандидат получает в четырнадцать раз больше голосов, чем его соперник, а во втором туре он же сильно проигрывает (Магарамкентская ТИК Дагестана) – это вызывает сомнения в дееспособности демократии или в свободе и честности голосования.

История российских выборов показывает, что проблема здесь именно во втором – в отсутствии свободного волеизъявления при голосовании. Для разделения нормальных и аномальных результатов формализуем переток – введем коэффициент переориентации избирателей \(K\), который определим как отношение \(K=K_2/K_1\), где \(K_1=E_1/Z_1\), \(K_2=E_2/Z_2\), \(E_1\) – результат Ельцина в процентах в 1-м туре, \(Z_1\) – результат Зюганова в 1-м туре, а \(E_2\) и \(Z_2\) соответственно их результаты во 2-м туре.

16 июня Б. Ельцин получил 26,66 млн. голосов, а Г.Зюганов – 24,21 млн. Отношение двух чисел \(K_1 = 1,10\). Во втором туре результаты кандидатов были соответственно равны 40,20 млн. и 30,10 млн. голосов. Отношение этих чисел \(K_2 = 1,34\). Отсюда коэффициент переориентации для всей страны \(K=K_2/K_1=1,22\).

Вычисляя \(K\) для субъектов, а затем и для всех 2715 ТИК, мы получаем наборы данных, которые подчиняются определенным закономерностям и могут служить базой для анализа. Коэффициенты \(K\) во всех 2715 ТИК были подробно рассмотрены ранее [5; 7: 32–49; 6: 261–291].

Пределы изменения \(K\) для разных ТИК внутри одного субъекта явились одним из показателей нормальности электоральной ситуации. В двух третях субъектов \(K\) не превышал границы 1,6, а во многих из них менялся в еще более узких пределах от 0,9 до 1,4. Это дало основание принять за максимум нормального отклонения \(K=1,6\). В цитированных работах построены графики, даны таблицы, обсуждены результаты выборов в селах и городах, районах и субъектах федерации. После сравнения переориентации в разных ТИК была выделена группа, состоящая из 10 республик, двух областей и одного края с заметным числом районов с аномальной переориентацией.

Следует подчеркнуть, что величина максимума нормального отклонения \(K=1,6\) найдена эмпирическим путем без использования общего теоретического подхода. Ниже этому значению будет дано более обоснованное уточнение, которое также опирается на конкретную базу результатов выборов 1996 г. Но и после этого уточнения величина \(K=1,6\) не может являться строгим основанием для оценки качества выборов для одного ТИК, ее следует использовать для работы с массивом данных по многим комиссиям. При этом фильтр \(K≤ 1,6\) в ряде случаев, особенно в крупных по численности ТИК, может пропускать незамеченным административное давление, например, при \(K\) в пределах от 1,5 до 1,6. Для более точной оценки нужно переходить на уровень участковых комиссий, что и сделано ниже для всех УИК трех районов Татарстана.

Особенностью коэффициента К в массиве ТИК является то, что при отсутствии давления на процесс выборов он меняется в узких пределах и не зависит от политических предпочтений электората. Другими словами, \(K\) в регионах, поддерживавших Ельцина, и регионах, голосовавших за Зюганова, имеет близкие значения. Это правило на тех выборах получило много подтверждений. Так, в соседних Ленинградской, Новгородской, Тверской и Псковской областях К находится в пределах 1,15-1,20, хотя в первых двух было более чем полуторакратное преимущество Ельцина, в третьей Ельцин и Зюганов имели одинаковую поддержку избирателей, а в четвертой выиграл Зюганов в соотношении 30:24. В пределах одного субъекта разные ТИК также показывают стабильность по К. Например, в Удмуртии в пяти районах Ижевска при почти двукратном преимуществе Ельцина перед Зюгановым \(K\) находился в узких пределах от 0,99 до 1,07, а в Каракулинской, Балезинской, Кизнерской ТИК коэффициент \(K\) был практически таким же и равен соответственно 1,02, 1,06 и 1,12 уже при двукратном преимуществе Зюганова перед Ельциным. Больше примеров можно найти в работе автора [6: 263-264].

Однако в предыдущих работах автора не было дано а) надежного обоснования границы нормального \(K\) для ТИК и б) четкого алгоритма подсчета числа переброшенных голосов. Это не позволяло более детально оценить общий размер отклонений от нормального переворота (\(K\) меньше или равно 1,6) в отдельных субъектах и в сумме по России.

Для устранения этого пробела, следуя известной идее, плодотворность которой была продемонстрирована в работах С.Шпилькина [11], был построен график частотного распределения коэффициента \(K\) для всех 2715 ТИК страны (см. рис. 1 и 2). В дополнение к полной диаграмме на рис. 1 дана диаграмма с усеченным диапазоном \(K\), рис. 2, на которой отчетливо виден слегка асимметричный колокол с максимумом ориентировочно между \(K=1,1\) и \(K=1,2\). В качестве первого шага поиска центра предположим, что этим центром является \(K=1,15\). Вправо от колокола видим длинный хвост до \(K=22,22\) (Бавлинская ТИК, Республика Татарстан), влево – короткий хвост до 0,4 (Эрзинская ТИК, Тыва). Форма колокола позволяет определить все ТИК с \(K ≥1,6\) как сильно отклоняющиеся от нормы. Это подтверждает обоснованность этой границы, принятой ранее [7: 37; 6: 268].

Рис. 1. Частотное распределение коэффициента К для всех ТИК страны.

Рис. 2. Частотное распределение коэффициента К для ТИК со значением К менее 3.

Чтобы определить величину отклонения от нормы в отдельной ТИК вводим переброску в процентах \(x\), заменяем \(E_2\) на \((E_2-x)=E_3\) и \(Z_2\) на \((Z_2+x)=Z_3\) и составляем простое уравнение которое доводит голосование во втором туре до \(K_0=1,15\) (предполагаемый центр колокола):

\(K_0=K_3/K_1 = E_3/(Z_3*K_1) = (E_2-x)/((Z_2+x)*K_1) = 1,15\).

Отсюда

\(x = (E_2 - K_0*E_1*Z_2/Z_1)/(1 + K_0*E_1/Z_1)\) , \(K_0 = 1,15\).

Подставляя \(E_3 = (E_2-x)\) и \(Z_3 = (Z_2+x)\) в соотношение \(K=K_3/K_1\) получаем коэффициент \(K=1,15\). Относительная доля корректировки \(x\) позволяет найти число голосов отклонения \(F= x*N_2/100\). Величину \(F\) для ТИК с большими \(K\), превышающими 1,6, определяем как аномальный переток избирателей, который с большой вероятностью является перебросом голосов в протоколах или другими незаконными методами.

В таблице Excel относительное отклонение \(x\) и переток числа избирателей \(F\) вычисляется для каждой из 2715 ТИК. Центром колокола выбрано именно \(K_0\), т.к. это значение минимизирует суммарный объем отклонений для симметричной части колокола без хвостов. От выбора \(K_0\) заметно, но не критически, зависит точность оценок перетока голосов. После пересчета модели с \(K_0=1,2\) и \(K_0=1,14\) стало ясно, что \(K_0=1,15\) является лучшим вариантом.

Результаты собраны в таблице 1. Видно, что объем перетока (переброса) голосов для 277 ТИК с \(K≥1,6\) составляет в 16% от числа участвующих, в то время как для центральной части – лишь 0,09%.

Таблица 1. Переток голосов в ТИК с разным уровнем коэффициента К
К (макс.) К (мин.) Число ТИК сумма F Участие 2 тур F%      
22,22 1,6 277 948685 5929494 16,00
1,59 0,7 2410 62788 68062044 0,09
0,69 0,4 28 -48541 460062 -10,55    
2715 962932 74451600    

K0 = 1,15

Аномальный переток в сумме во всех 277 ТИК равен 950 тысяч (948685) голосов. Это оценка административного вмешательства в первом и втором турах только в этой модели, которая не исчерпывает другие виды фальсификаций. Например, если администрация «подкручивала» голоса в пользу одного кандидата в обоих турах, наш метод это не почувствует. Также существует небольшое число ТИК, в которых \(K\) находится в нормальных пределах, но не выполнено свойство Б, и Зюганов во втором туре потерял часть голосов, имевшихся у него в первом туре.

В 13 «подозрительных» регионах находится 231 ТИК, на которые падает 885 тысяч (884514) голосов перетока, т.е. 93,5% всего перетока, см. таблицу 2. В этих регионах доля перетока меняется от 1,1% в Адыгее, до 17% в Ингушетии, Карачаево-Черкесской Республике, Северной Осетии и 20% в Дагестане. Наибольший абсолютный вклад в переток голосов внесли Татарстан (255 тыс.), Дагестан (182 тыс. ) и Башкортостан (111 тыс.), что вместе составляет 62% от суммы всех тринадцати регионов из таблицы.

Таблица 2. Переток голосов в "подозрительных" регионах
Субъект РФ  проголосовало 2 тур К субъекта Общее число ТИК Число ТИК с K≥1,6 Переток избирателей Переток %
1 Адыгея 220821 1,47 8 2 2514 1,14
2 Башкортостан 2294983 1,20 75 32 110797 4,83
3 Дагестан 879631 2,65 53 42 182300 20,72
4 Ингушетия 94950 2,72 6 4 16256 17,12
5 Кабардино-Балкария 407685 1,84 11 5 21042 5,16
6 Калмыкия 147311 1,16 14 5 5126 3,48
7 Карачаево-Черкесская 219958 2,32 10 8 37303 16,96
8 Мордовия 522503 1,96 27 25 61877 11,84
9 Саратовская область 1508191 1,29 48 10 19755 1,31
10 Северная Осетия 311064 2,63 10 10 54136 17,40
11 Ставропольский край 1340538 1,52 33 18 49783 3,71
12 Ростовская область 2406762 1,38 62 22 67764 2,82
13 Татарстан 2039226 1,89 60 48 255861 12,55
Сумма 12393623 417 231 884514

Оставшиеся 6,5 % перетока распределены между 46 ТИК семнадцати регионов. В каждом из них доля отклонений выше уровня \(K=1,6\) составляет доли процента от проголосовавших во втором туре.

Из чего состоит переток избирателей. Протоколы УИК

Для оценки фальсификаций важно понять, что 950 тыс. голосов, которые составляют размер аномальной переориентации, содержат фальсификации как в пользу Ельцина, так и в пользу Зюганова. Такой вывод позволяет сделать таблица 3, в которой представлены данные шестнадцати УИК трех районов Республики Татарстан, лидеров по перебросу не только в Татарстане, но и в России: Бавлинская ТИК \(K=22,22\); Заинская ТИК \(K=15,01\); Муслюмовская ТИК \(K=8,73\). У них 1-е, 5-е и 9-е места в списке всех ТИК РФ. В некоторых участковых комиссиях Ельцин в первом туре получил лишь несколько бюллетеней, уступая своему сопернику в десятки раз, а во втором туре он победил с неменьшим перевесом. Даже на фоне тех УИК, в которых имел место сильный переворот мнения избирателей, это выглядит невероятным. Такие перевороты означают игнорирование воли избирателей и желание районного начальства выдать результаты, максимально приятные для заказчика из Казанского кремля. То, что происходило в самых послушных руководству Республики Татарстан районах, является наиболее яркой и наглядной частью всех манипуляций с голосами, которыми занимались в этой республике.

Таблица 3. Переток голосов в 16 УИК трех районов Татарстана
ТИК № УИК Число избирателей % явки E1 Z1 E2 Z2 К
1 Бавлинская 427 250 100,0 67 143 245 5 104,6
2 Бавлинская 437 782 100,0 180 500 772 16 134,0
3 Бавлинская 438 497 100,0 21 442 457 16 601,2
4 Бавлинская 440 400 100,0 24 357 362 29 185,7
5 Бавлинская 441 174 99,4 1 150 163 14 1746,4
6 Бавлинская 445 396 100,0 73 225 378 10 116,5
7 Заинская 1684 279 100,0 6 253 226 52 183,3
8 Заинская 1685 211 100,0 0 205 166 40
9 Заинская 1687 197 100,0 5 188 180 17 398,1
10 Заинская 1704 239 86,6 15 142 170 23 70,0
11 Заинская 1712 121 90,1 4 99 87 27 79,8
12 Муслюмовская 457 167 100,0 19 121 156 5 198,7
13 Муслюмовская 458 160 98,8 12 139 124 30 47,9
14 Муслюмовская 463 111 100,0 1 94 103 5 1936,4
15 Муслюмовская 470 261 100,0 22 228 192 37 53,8
16 Муслюмовская 474 297 98,3 19 242 283 7 514,9
Сумма 4542 98,9 469 3528 4064 333 91,8

Бавлинская ТИК К=22,22; Заинская ТИК К=15,01; Муслюмовская ТИК К=8,73. 1, 5 и 9 места в списке всех ТИК РФ.

Заметим, что эти почти полные перевороты на 180 градусов совершались в небольших УИК с числом избирателей до 300–400. В более крупных населенных пунктах в этих трех районах такого не наблюдается, хотя, конечно, нормальной переориентации мы там не найдем ни в одном УИК. В других районах с общими аномальными показателями результаты отдельных УИК, несомненно, также дадут красноречивые свидетельства манипуляций.

Примеры в таблице 3 показывают, что в первом туре фальсификации совершались в пользу Зюганова. Так можно утверждать потому, что нет никаких рациональных и психологических объяснений, почему в первом туре избиратели бавлинского села (УИК 441) отдали Зюганову 150 голосов, Ельцину всего лишь один, а во втором эти же люди –Зюганову 14 голосов, Ельцину – 163. Разделение на крупные и мелкие села внутри Бавлинского и Муслюмовского районов подтверждает, что небольшие населенные пункты подвергаются более сильному давлению (таблица 4). Власти достигают своей цели легче там, где люди менее защищены от их действий [6: 358-359]. Интересно, что разделение характерно только для первого тура. Во втором туре, когда Казани нужно было оправдаться за слабую поддержку Ельцина в первом туре, оно исчезает: все села показывают одинаково высокий результат Ельцина и слабый – Зюганова.

Таблица 4. Разделение двух районов Татарстана по размеру населенных пунктов
Число избирателей Ельцин% Зюганов%
Бавлинская ТИК
1 тур более 400 32,4 42,7
1 тур менее 400 25,1 56,9
2 тур более 400 89,2 5,7
2 тур менее 400 89,7 6,4
Муслюмовская ТИК
1 тур более 500 20,1 64,7
1 тур менее 500 15,3 72,5
2 тур более 500 60,8 30,6
2 тур менее 500 63,3 29,0

В других районах республики положение с выборами немного лучше. В Татарстане с самого начала 1990-х сформировалась сильнейшая подчиненность районных администраций властям в Казани. Тогда сложилось ядро районов, которые на выборах из года в год показывали аномальные результаты. В него входят почти все из 43 сельских районов. Ранее автором для иллюстрации была приведена диаграмма явки для девяти районов на 14 различных выборах 1991–2003 гг.: Актанышский, Апастовский, Атнинский, Балтасинский, Дрожжановский, Кайбицкий, Муслюмовский, Черемшанский и Тюлячинский районы неизменно показывали явку выше 98, и даже 99% [6: 196]. Очевидно, что их результаты максимально соответствуют желаниям руководства. И все девять в 1996 г. имели высокий коэффициент \(K\) – от 3,23 до 8,73.

Эти аномалии распространяются и на другие районы. Например, в марте 1996 г. на безальтернативных выборах президента Республики Татарстан в 34 из 43 сельских районов действующий президент М. Шаймиев по официальным данным получил 90% голосов от списка избирателей (!), в то время как в Казани – 71%, а в других городах, включая Набережные Челны, – 63%. Села в авторитарном Татарстане являются чрезвычайно дисциплинированной электоральной группой. Часто в эту группу можно включать и значительную часть из десяти городов республики.

Поэтому неудивительно, что в 1996 г. общий коэффициент \(K\) для всех 43 сельских районов Татарстана оказался очень высоким, равным 3,5: судя по официальным данным, четыреста тысяч избирателей, проголосовавших за Зюганова в первом туре, во втором превратились в двести сорок тысяч, а двести семьдесят тысяч сторонников Ельцина увеличили свое число более, чем в два раза. Фактически именно это массированное превращение селян Татарстана из ярко выраженных противников в заядлых поклонников Ельцина позволило зачислить Татарстан в ряд с «монолитно-реформаторскими регионами», как это отмечалось в аналитических обзорах по результатам тех выборов. Построение имиджа Татарстана как монолитно-реформаторского региона состояло из попыток подстраховать себя в случае прихода к власти Зюганова с помощью фальсификаций в его пользу, а затем во втором туре – с помощью новых манипуляций уже в пользу Ельцина.

Отступление: Казань, 1-й тур

Между этими основными событиями при подведении итогов первого тура имел место казанский «казус», который стал до сих пор самым крупным официально зарегистрированным в России случаем фальсификаций при подведении итогов голосования [6: 278-282]. Штабы демократического блока «Равноправие и законность» и КПРФ имели в распоряжении все семь первичных районных протоколов казанских ТИК, результаты в которых заметно отличались от протоколов, посланных повторно спустя более суток в ЦИК РФ и внесенных в итоговую таблицу. Прирост голосов за Ельцина в г. Казани составил 47040 голосов. Вот его составляющие по отдельным ТИК: 4500 голосов (Авиастроительная), 7000 (Вахитовская), 6100 (Кировская), 6940 (Московская), 8000 (Ново-Савиновская), 4500 (Приволжская), 10000 (Советская). Обращает на себя внимание обилие нулей, что, вероятно, свидетельствует о разнарядке, выданной сверху, или обязательствах, взятых снизу, и аккуратно выполненных подчиненными. «Донорами» в общий вклад стали все другие кандидаты: Брынцалов 96 голосов, Власов 211, Горбачев 1157, Жириновский 2850, Зюганов 13804, Лебедь 12768, Федоров 1910, Шаккум 506, Явлинский 10338, и также «против всех» 3400. Последний пострадал в процентном отношении больше всех – 39%.

Какова была цель столь откровенной фальсификации? Подведение итогов в целом по России в ночь с 16 на 17 июня шло быстро. Все ТИК должны были передать итоги в ЦИК РФ в определенные сроки. В какой-то момент, когда многие территориальные комиссии уже передали данные, стало ясно, что в России Зюганов терпит поражение, а в Татарстане выигрывает. Власти республики задержали 7 протоколов казанских ТИК и в течение суток переписали их. До фальсификации Зюганов (38,81%) выигрывал в Татарстане у Ельцина (35,92%) около трех процентов, а после изменения протоколов он проиграл четверть процента. Эту четверть процента и сегодня можно видеть в официальных справочниках и на сайте ЦИК РФ. Удавшаяся противозаконная попытка казанских властей присоединиться к рядам победителей разыгрывалась журналистами как пример фальсификаций в пользу президента РФ, но, как мы видим, самому Ельцину власти республики оказали медвежью услугу: разговоров было достаточно, а пользы – кот наплакал.

Жалоба представителя наблюдателей КПРФ В.Соловьева по вопросу о разнице первичных и итоговых протоколов была рассмотрена 10 июля 1996 г. Верховным Судом РФ на заседании под председательством А. Федина, который направил материалы дела в Прокуратуру РФ и поручил ей провести проверку обнаруженных в процессе судебного разбирательства фактов и решить вопрос о возбуждении уголовного дела. Прокуратура явно не торопилась с проверкой, а через несколько лет тема исчезла из внимания общества и, видимо, самой прокуратуры.

В результате, судя по официальным итогам, в списке 100 крупнейших городов России Казань заметно выделяется тем, что имеет минимальный коэффициент \(K=0,72\). Это на 0,11 меньше, чем у ближайшего соседа – явная аномалия. Если пересчитать казанские результаты с более естественным для городов такого размера \(K=0,95\), мы получим, что к результату Ельцина были приплюсованы 43450 голосов, что составляет 8,8% от числа явившихся к урнам избирателей. Это весьма близко к разности данных первичных и вторичных протоколов 47040 голосов [6: 280].

Мы привели пример казанской фальсификации для того, чтобы показать, что власти Татарстана не отягощали себя такими проблемами как честные выборы и точное отражение в протоколах волеизъявления избирателей. Когда речь шла о политической необходимости, на задний план отходили любые необходимые условия демократического государства и собственной конституции, республиканской и федеральной. В этом также заключаются все особенности голосования в сельских районах республики и громадный перевес Зюганова в них в первом туре. Это происходило не только в Татарстане.

Сельские районы РФ.

О приписках в пользу Зюганова в селах в первом туре нам позволили говорить результаты УИК в проблемных районах, в первую очередь – в районах с высоким коэффициентом перетока \(K\). Переход на основной уровень электоральной статистики – результаты участковых комиссий – позволяет выявить новые черты управления результатами выборов. Кроме Татарстана в федерации имеется более 200 ТИК с аномальным перетоком. Работа с протоколами участковых комиссий здесь еще впереди.

Другим методом поиска ТИК с необычными результатами является свойство Б (см. выше): процентная доля любого из кандидатов не снижается во втором туре. Всего было обнаружено 214 ТИК, 8% от общего числа, в которых результат Зюганова во втором туре стал ниже. Из них в 114 разница превышает 10% и в 56 – даже 20%. Абсолютное большинство этих комиссий уже входило в число ТИК с аномальным переворотом, но имеются и новые кандидаты. Например в Лакской ТИК Дагестана (\(K=1,51\)) Зюганов потерял 9,4%, а в Баксанской (\(K=1,34\)) потерял 4,4%. Любая из этих территориальных комиссий может стать источником новых сведений о манипуляциях результатами выборов, если мы рассмотрим протоколы участковых комиссий.

Оценим размеры возможных фальсификаций в пользу Зюганова в первом туре. Учитывая, что Ельцин в Казани выиграл у Зюганова первый тур в соотношении 51:20, что во втором туре за ним же был выигрыш в 9 сельских районах из 43, что в Октябрьской ТИК, единственной из сельских территориальных комиссий, в которой отсутствовали признаки переброса, Ельцин одержал в первом туре убедительную победу, что итоговый полуторакратный перевес Зюганова в селах был достигнут благодаря высокой неоднородности результатов в территориальных комиссиях сельских районов и небольших городов, предположим, что в действительности Ельцин и Зюганов получили равное количество голосов в тех 44 ТИК республики, где формально выиграл Зюганов. Мы получаем, что в этих ТИК нужно вычесть в сумме 114 тыс. (113621) голосов из результата Зюганова.

Учитывая эту оценку, можно сделать вывод, что общий переток голосов в Татарстане, который в таблице 2 оценен в 256 тыс., состоит из 114 тысяч аномальных голосов (44,4%) за Зюганова первом туре и 142 тыс. голосов (55,5%) за Ельцина во втором туре, Если экстраполировать этот результат на все 13 субъектов с аномальным \(K\), в которых определили 885 тыс. голосов аномального перетока, то получим, что в пользу Ельцина было переброшено 491 тыс. голосов, остальные 394 тыс. могут рассматриваться, как искажение администрациями итогов первого тура.

До сих пор, насколько известно автору, переток 700–1000 тыс. рассматривался в соответствии с моделью коэффициента переброса \(K\) как объем общей приписки исключительно в пользу Ельцина.

Нельзя сказать, что переброс голосов в пользу Ельцина после 2 тура прошел незамеченным для ЦИК РФ. В 1996 и 1997 гг. она приняла пять постановлений по нарушениям такого рода в Атяшевской (Мордовия), Казбековской (Дагестан), Вольской городской (Саратовская область), Грачевской (Ставропольский край), Азовской (Ростовская область) и Зеленчукской (Карачаево-Черкесская Республика) ТИК. Исправлены нарушения в общей сумме около 20 тыс. голосов, что незначительно на фоне оценок перетока избирателей. Можно оценить, что ЦИК РФ поймала несколько воробьев в вольере со слонами, которых наивно не заметила.

Регионы за Зюганова и регионы за Ельцина. Первый тур

В предыдущей части показано, что в Татарстане 44% перетока голосов – это вклад манипуляций в пользу Зюганова в первом туре. Есть ли основания предполагать, что и в других регионах, не входящих в число 13 особенных из таблицы 2, лидер коммунистов получал «поддержку» в виде фальсификаций? Чем еще, кроме экстраполяции результатов Татарстана, мы можем обосновать предположение, что 394 тыс. голосов – это общий объем искажений администрациями итогов первого тура в пользу Зюганова? Рассмотрим точечные диаграммы «явка – голосование за» для отдельных регионов, на которых отражены результаты обоих кандидатов одновременно.

На диаграмме для Воронежской области, где в обоих турах выиграл Зюганов, видим значительный положительный наклон линии тренда для Зюганова, который во втором туре даже увеличился (см. рис. 3). Это означает, что голосование за Зюганова выше в тех ТИК, в которых больше явка, что является признаком административного управления голосованием, в данном случае – в пользу Зюганова.

Рис. 3. Голосование за Ельцина и Зюганова в зависимости от явки в Воронежской области: а) первый тур;

б) второй тур.

Некоторый вклад в это явление вносит общеизвестное различие голосования в селах и городах. Идут споры о причине того, что результаты выборов в селах чаще соответствуют интересам региональной власти: является ли это проявлением уважения к назначенному во власть человеку или указывает на больший уровень манипуляций на селе, чем в городе? Первое предположение, как мы считаем, является спорным. Но так или иначе на диаграмме, построенной только для сельских ТИК Воронежской области, снова видим положительный наклон линии регрессии для Зюганова и отрицательный – для Ельцина, хотя в обоих случаях величина наклона уменьшилась. В однородной среде такой наклон позволяет с еще большей уверенностью говорить о манипуляциях в пользу Зюганова.

Диаграммы для многих других областей и республик качественно схожи с воронежскими: положительный угол наклона для Зюганова, отрицательный – для Ельцина. Отличие заключается в величине угла наклона. Сюда входят Белгородская, Брянская, Кемеровская, Орловская, Псковская, Ростовская, Саратовская, Тамбовская области, Алтайский, Красноярский, Ставропольский края, Бурятия, и другие регионы. В Пензенской, Ульяновской и Курской областях зависимость еще более сильная: угол наклона линии регрессии для Зюганова составляет в них 1,32, 1,50 и 1,68 соответственно. В эту же группу входят даже Архангельская, Пермская и Ярославская области, в которых Ельцин выиграл в первом туре с заметным преимуществом.

Доказательством того, что естественным для свободных выборов является отсутствие зависимости голосования от явки, являются, например, Вологодская и Свердловская области (см. рис. 4 и 5). Диаграммы здесь имеют другой характер – линии регрессии горизонтальны или близки к таковым в обоих турах. В Свердловской области, как известно, Ельцин имел самую сильную поддержку и выиграл с наибольшим отрывом от Зюганова: перевес в первом туре составил 48%. Но положительной корреляции голосования «за» и явки здесь нет.

Рис. 4. Голосование за Ельцина и Зюганова в зависимости от явки в Вологодской области: а) первый тур;

б) второй тур.

Рис. 5. Голосование за Ельцина и Зюганова в зависимости от явки в Свердловской области: а) первый тур;

б) второй тур.

Обе области демонстрируют действенность свойства Б: даже в неблагоприятной электоральной обстановке Зюганов прирастил голоса во втором туре по сравнению с первым: в Свердловской 8% в среднем в каждой ТИК, в Вологодской – 11%. Диаграмма для сельских районов Свердловской области мало отличается от диаграммы, включающей все ТИК. Это показывает, что общепринятое мнение «жители села заметно отличаются от горожан в своих электоральных симпатиях», на которое любят ссылаться управленцы выборами, не является универсальным. Оно необъяснимым образом проявляется только регионах, которыми управляют эти управленцы.

Города Москва, Санкт-Петербург, Московская область – самые крупные субъекты федерации – также проявили себя как статистически нормальные без видимых отклонений.

Итак, краткий обзор зависимостей голосования от явки в большом числе субъектов федерации показывает, что если не во всех регионах, то в большинстве из них отсутствуют признаки подтасовок в пользу Ельцина, но во многих из них есть указания на манипуляции голосами пользу Зюганова. Таким образом, суммирование в целом по стране должно показать, что именно лидер компартии пользовался благосклонностью тех, кто незаконно управлял результатами. Причем в первом туре такое «управление» было заметно сильнее, что легко объяснимо с политической точки зрения.

Выборы 1996, 2000 и 2004. В чем разница?

В речах политиков и в СМИ мы постоянно встречаемся со ссылкой на 1990-е гг. как на времена, когда было все позволено, было множество нарушений, а выборы 1996 г., как сильно фальсифицированные, дали начало административному управлению ходом выборов и результатами в наше время. Посмотрим, что говорят об этом официальные результаты в целом по стране. Зафиксируем в одной диаграмме ситуацию во всей стране.

На рис. 6–9 представлены диаграммы «явка-голосование за» на выборах 1996 г., на рис. 10 и 11 – выборы президента РФ в 2000 и 2004 годах. Одна точка соответствует одной из ТИК, на каждой диаграмме более 2700 точек в соответствие с числом территориальных комиссий в соответствующий год.

Рис. 6. Голосование за Ельцина в зависимости от явки в первом туре по всем ТИК РФ.

Рис. 7. Голосование за Зюганова в зависимости от явки в первом туре по всем ТИК РФ.

Рис. 8. Голосование за Ельцина в зависимости от явки во втором туре по всем ТИК РФ.

Рис. 9. Голосование за Зюганова в зависимости от явки во втором туре по всем ТИК РФ.

Рис. 10. Голосование за Путина в зависимости от явки в 2000 г. по всем ТИК РФ.

Рис. 11. Голосование за Путина в зависимости от явки в 2004 г. по всем ТИК РФ.

Известно, что к таким диаграммам стоит относиться с некоторой осторожностью [1], но здесь оценки носят исключительно качественный характер. Мы задаемся лишь вопросами: в чью пользу делаются манипуляции, сравниваем относительные размеры вмешательства, и поэтому мы не рискуем прийти к ошибочным выводам.

На графиках Ельцина видим отрицательный наклон линии регрессии, во втором туре наклон становится меньше. Линии регрессии Зюганова имеют положительный наклон; во втором туре наклон меньше, чем в первом. Графики для первого тура подтверждают вывод, что не Ельцину, а Зюганову, скорей всего, приписывали голоса в первом туре. Этот же вывод был сделан в предыдущем разделе при рассмотрении отдельных диаграмм для регионов, и здесь мы видим подтверждение, что регионов, «помогавших» Зюганову, было более половины. Наоборот, многие графики Ельцина имеют отрицательный наклон и большой разброс вокруг линии регрессии, что не дает оснований для вывода о подтасовке результатов в его пользу.

Диаграммы голосов за Путина на выборах 2000 и 2004 гг. (см. рис. 10 и 11) в этом отношении имеют некоторое сходство с диаграммами голосов за Зюганова: они имеют четкий положительный наклон и более плотную концентрацию точек вокруг линии регрессии.

Нарастающие статистические аномалии на российских выборах в 2000-м и в последующие годы исследовали разные авторы (см., например, серии работ группы М.Мягкова и работ С.Шпилькина [9; 11]. За два последних десятилетия значительные аномалии вышли за пределы отдельных республик и наблюдаются в самых разных областях страны. Если искать корни этого явления в выборах 1996, то их можно будет найти скорее в административном рвении региональных начальников поддержать Зюганова, чем в централизованных фальсификациях в пользу Ельцина, которых мы не обнаружили.

Заключение

На выборах 1996 г. в нескольких регионах, в особенности в республиках, имели место разнонаправленные фальсификации результатов: в первом туре в пользу Зюганова, во втором – в пользу Ельцина. Размеры их таковы, что выявить истинное волеизъявление избирателей этих регионов очень трудно, если это возможно. Например, не ясно, какими бы были результаты обоих претендентов в Дагестане, Татарстане, если бы не было манипуляций с голосами.

Переброс голосов во втором туре от Зюганова к Ельцину был быстро замечен, и мнение журналистов сосредоточилось на нем. Но в стороне остался вопрос о том, как Зюганов мог одержать крупную победу в нескольких республиках в первом туре именно в сельских районах, которые плотно управляются из региональной столицы. Легкая победа Зюганова во многих областях также осталась без критического обсуждения.

В настоящей работе, в дополнение к предыдущим работам автора, было применено три способа выявления фальсификаций: 1) оценка переброса голосов в каждой ТИК отдельно, 2) рассмотрение официальных результатов УИК, не включавшихся в рассмотрение ранее, и 3) построение диаграмм «явка-голосование за» для ТИК многих регионов.

Для оценки переброса была построена колоколообразная кривая зависимости частоты коэффициента переворота \(K\), было получено подтверждение предыдущих оценок автора о границе нормальности коэффициента \(K=1,6\). Была уточнена сумма перебросов во втором туре от Зюганова к Ельцину во всех ТИК, имевших отклонения по величине \(K\), она равна 950 тыс. голосов, из которых 885 тыс. в 13 регионах с аномалиями.

С помощью способов 2 и 3 было определено, что искажение итогов первого тура в пользу Зюганова составляет 394 тысячи. После этого стало ясно, что аномальный переток в пользу Ельцина принес ему 491 тыс. голосов (=885–394).

Почти весь (94%) переток произошел в 13 субъектах, список которых был известен ранее. Вклад Татарстана, Дагестана и Башкортостана составляет более трех пятых всего перетока.

Обнаружено, что в самых крупных субъектах: Москве, Санкт-Петербурге, Свердловске, Московской области и нескольких других, таких как Вологодская и Иркутская области, полностью отсутствует зависимость голосования от явки, что и должно происходить без целенаправленного вмешательства в результаты.

Данная работа отвечает далеко не на все вопросы о выборах Президента РФ 1996 г. Имеется ряд методов, уже хорошо опробованных для выборов в последние годы. Например, частотная зависимость явки, доли недействительных бюллетеней и голосования «против всех» в разных комиссиях, аномально узкий диапазон изменения тех или иных электоральных показателей. С помощью их можно будет прояснить другие стороны этого важного для новой России события.

Еще раз следует подчеркнуть, что ко всем численным оценкам полученных фальсификаций в данной работе следует относиться с осторожностью и понимать, что они отражают особенности применяемых моделей и требуют дополнительного подтверждения другими методами или из других источников, например, от свидетелей.

Полные официальные результаты прошедших выборов являются для электоральных статистиков богатой основой для выявления нарушений в подсчете и подведении итогов. Подтасовки и манипуляции результатами, содержащимися в этих базах, подобны артефактам прошлого, заключенным в янтарных смолах. Для исследователей имеется широкое поле применения сил, и они могут взяться за задачи расшифровки в любое время.

Поступила в редакцию 29.04.2021, в окончательном виде 11.05.2021.


Список литературы

  1. Бузин А.Ю. Модификация метода Собянина-Суховольского. – Электоральная политика. 2019. № 1. - http://electoralpolitics.org/ru/articles/modifikatsiia-metoda-sobianina-sukhovolskogo/
  2. Зыгарь М. Все свободны. История о том, как в 1996 году в России закончились выборы. М.: Альпина Паблишер, 2021. 637 с.
  3. Корченкова Н. Голосовали, а то проиграли бы. – Коммерсантъ, № 106, 17.06.2016. С. 8. Доступ: https://www.kommersant.ru/doc/3013608 (проверено 12.05.2021). - https://www.kommersant.ru/doc/3013608
  4. Любарев А.Е. Зюганов отвергает миф о своей «победе» в 1996 году. – Сайт радио «Эхо Москвы», 08.01.2013. Доступ: https://echo.msk.ru/blog/lyubarev/985460-echo/ (проверено 10.04.2021). - https://echo.msk.ru/blog/lyubarev/985460-echo/
  5. Михайлов В.В. Количество демократии (Анализ выборов Президента РФ 1996 г. в регионах). – Армагеддон. 1999. № 3. С. 134–153.
  6. Михайлов В.В. Республика Татарстан: Демократия или суверенитет? М., 2004. 466 с.
  7. Михайлов В. Демократизация России: различная скорость в регионах (Анализ выборов 1996 и 2000 гг. Место Татарстана среди субъектов РФ). – Особая зона: выборы в Татарстане. Ульяновск: КОМПА, 2000. С. 25–84. - http://www.democracy.ru/library/articles/tatarstan/page3.html
  8. Мороз О. Выборы 96: красным сказали «СТОП!». М.: Политическая энциклопедия, 2016. 423 с.
  9. Мягков М., Ордешук П.К., Шакин Д. Фальсификации или домыслы: опыт выборов в России и в Украине. – Социология: теория, методы, маркетинг. 2005. № 2. С. 116–155.
  10. Родионов К. Были ли чистыми президентские выборы-1996? - Сайт проекта «Gaidar – русский либерализм», 30.07.2015. Доступ: http://gaidar.center/articles/transparent-election-1996.htm (проверено 25.04.21). - http://gaidar.center/articles/transparent-election-1996.htm
  11. Шпилькин С. Математика выборов - 2011. Троицкий вариант. № 94, 20.12.2011. С. 2-4. Доступ: https://trv-science.ru/2011/12/matematika-vyborov-2011/ (проверено 25.04.2021). - https://trv-science.ru/2011/12/matematika-vyborov-2011/