Чужая победа

А.Ю.Бузин

Аннотация

Сравнительный анализ итогов голосования на выборах депутатов Московской городской Думы в 2014 и в 2019 гг. приводит автора к выводу, что именно призыв команды Навального к «умному голосованию» породил неожиданный результат выборов 2019 г. Утверждается, что в сложившейся ситуации формальная партийная система в Москве практически заменена разделением на два политических лагеря: лагерь администрации и лагерь её противников. Представлены распределения мест в Мосгордуме при различных предположениях о перераспределении голосов, произошедшем за пять лет после выборов 2014 г.


Эта статья является римейком заметки, которую я опубликовал 16 сентября 2019 г. по горячим следам выборов в Мосгордуму [1]. Поскольку после моей заметки появилось несколько исследований на тему «Выборы в Мосгордуму 2019: что это было?», мне было предложено переработать заметку для публикации в журнале. Я добавил один важный раздел, графические иллюстрации и постарался сократить политологическую часть.

Последнее не очень получилось, поскольку главное утверждение моей заметки состояло в том, что политическая структура в Москве лучше описывается двухпартийной системой: партия А и партия Н, а не многопартийной – ЕР, КПРФ, СР, ЛДПР и т.д. Партия А – это партия администрации (правильнее было бы сказать – это партия номенклатуры), а партия Н – это партия политически активных граждан (хотя аббревиатура «Н» восходит к фамилии «Навальный», тем не менее, большинство «членов» партии Н не являются сторонниками Алексея Навального).

Мои выводы основаны на сравнении результатов выборов в Мосгордуму в 2014 и в 2019 гг. По этим выборам есть богатая статистика, представленная в публичной части ГАС «Выборы». Мы использовали статистику партийных результатов в разрезе избирательных округов, благо нарезка избирательных округов на этих двух выборах была одинаковой (количество избирателей в округах, естественно, изменилось; изменение числа избирателей, принявших участие в голосовании, указано ниже в таблице 1; мы, однако, полагаем, что эти изменения не играют значительной роли для выводов, сделанных в этой статье).

Про электоральную структуру Москвы

Во-первых, заметим, что, начиная с 1997 г., партия А всегда убедительно выигрывала выборы в Мосгордуму. В 1997 г. она выступала под неформальным названием «Список Лужкова» (и победила со счетом 27:8), в 2001 – под видом «Списка четырех» (33:2), в 2005 (28:7), 2009 (32:3) и 2014 (38:7) – под флагом «Единой России».

В этом году ситуация оказалась необычной: административные «самовыдвиженцы» выиграли лишь 25 мандатов из 45. Неужели оппозиционные партии – в данном случае КПРФ, «Справедливая Россия» и «Яблоко» – за эти пять лет добились признания у избирателей, о чем они сейчас с гордостью говорят? Увы, сравнение электоральной статистики 2014 и 2019 гг. говорит о том, что их успех – результат протестного голосования, аккумулированного призывами «Умного голосования» и усугубленного отсутствием интереса граждан к выборам.

Случился крупный просчет административных политтехнологов. В течение последних 17 лет они подстраивали и избирательное законодательство, и избирательное правоприменение для максимизации успеха партии администрации, превращая выборы в самовоспроизводство власти.

В Москве это было видно особенно отчетливо. В 2014 г. московская власть добилась от федерального законодателя разрешения сделать все 45 округов одномандатными. Эта новация объяснялась тем, что в одномандатных округах московская администрация могла легко расправляться с конкурентами, а пропорциональная система в политизированной Москве давала нежелательные вкрапления в послушный состав Мосгордумы.

За прошедшее с выборов 2014 г. время протестные настроения, конечно, выросли. А политтехнологическое мастерство московской администрации (и курирующей ее кремлевской администрации) осталось по крайней мере на том же уровне. Выборы было решено проводить по той же «договорной» технологии, что и выборы 2014 г., с той разницей, что был отброшен набивший всем оскомину партийный бренд. Полагаем, что они бы и прошли так же, может, еще пару мандатов получили бы коммунисты (в придачу к тем, которые специально для них были оставлены), да «Яблоку» бы освободили пару округов. Потому что протестные голоса, которых добавилось благодаря незаконным отказам в регистрации кандидатов, опять бы распылились между конкурентами плохо замаскированных административных кандидатов.

Но «все пошло не так» из-за вмешательства других политтехнологов, которые переиграли московских. Заметим, однако, что это была не политическая, а именно технологическая победа, поскольку описанная двухпартийная конфигурация работает только на выборах, проводимых в условиях конфронтации государства и общества. Для партийной работы и для работы в законодательных органах она не годится. Депутаты партии Н (может быть, за редким исключением) вряд ли признаются, что многие из них обязаны мандатом «Умному голосованию». Умного голосования в Мосгордуме не будет.

Итак, давайте сравним электоральную статистику 2014 и 2019 гг. И в 2014, и в 2019 г. выдвижение кандидатов происходило в 45 одномандатных округах, причем субъектами выдвижения могли быть партии и самовыдвиженцы. Говоря о результатах партии, мы имеем в виду результат кандидата, выдвинутого этой партией. С одной оговоркой: в 2014 г. кандидаты партии А (то есть поддерживаемые во время выборов администрацией) выдвигались в основном (то есть в 29 случаях из 39) от партии «Единая Россия», а в 2019 г. партия «Единая Россия» формально не выдвинула ни одного кандидата.

Принадлежность кандидата к партии А мы определяли на основании оценок, опубликованных на сайте информационного агентства «Медуза» [2], уточняли затем на сайте Дмитрия Барановского (этот сайт был позднее заблокирован по требованию Роскомнадзора). Список кандидатов «Умного голосования» (УГ), то есть кандидатов, за которых предложил голосовать Алексей Навальный, мы заимствовали у информагентства The Bell [3]. Поскольку некоторые оценки принадлежности кандидата к партии А могут быть спорными, ниже приведен список, которым мы пользовались в своих исследованиях (перед фамилией кандидата указан номер избирательного округа; в округах № 20, 21, 37 и 43 кандидат партии А отсутствовал):

1. Титов; 2. Воловец; 3. Цветкова; 4. Киселева; 5. Бабаян; 6. Белыхин; 7. Перфилова; 8. Копейкина; 9. Медведев; 10. Картавцева; 11. Нифантьев; 12. Шапошников; 13. Бускин; 14. Починок; 15. Метельский; 16. Молев; 17. Татулова; 18. Табашников; 19. Назарова; 22. Святенко; 23. Николаева; 24. Дягилев; 25. Стебенкова; 26. Щитов; 27. Орлов; 28. Самышина; 29. Артемьев; 30. Русецкая; 31. Зверев; 32. Мельникова; 33. Гусева; 34. Семенников; 35. Метлина; 36. Шарапова; 38. Козлов; 39. Головченко; 40. Батышева; 41. Герасимов; 42. Никитин; 44. Свиридов; 45. Касамара.

Общий результат по Москве

Результаты партий:

- Партия А – 25 мандатов;

- КПРФ – 13 мандатов;

- «Справедливая Россия» (СР) – 3 мандата;

- «Яблоко» – 3 мандата;

- Самовыдвиженец – 1 мандат (Дарья Беседина – член партии «Яблоко», выдвинувшаяся как самовыдвиженец).

Результат списка УГ – 20 мандатов.

Все 20 победивших кандидатов от оппозиционных партий входили в список «Умного голосования» (УГ). Распределение победивших депутатов, поддержанных УГ, по партиям представлены на рисунке 1.

Все кандидаты от СР, «Яблока» и самовыдвиженец, ставшие депутатами, были поддержаны УГ.

24 из 25 кандидатов, занявших второе место, входили в список УГ.

Рисунок 1.

«Умное голосование» и результаты по округам

Естественно, возникает вопрос, что в этом необычном результате было следствием, а что – причиной? Был ли рост протестных настроений основным фактором победы оппозиционеров, а УГ просто угадало наиболее перспективного кандидата? Или все же наоборот: на результат повлияло именно УГ, а без него результаты оппозиции были бы значительно хуже?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, посмотрим, как изменились результаты партийных кандидатов по сравнению с 2014 г.

Это довольно легко сделать для КПРФ, СР и ЛДПР, поскольку кандидаты от этих партий были в бюллетенях как в 2014, так и в 2019 гг. Для «Яблока» такое сравнение затруднено, поскольку в 2014 г. яблочные кандидаты дошли до бюллетеней в 44 округах, а в 2019 – только в трех.

Рассмотрим достижения партий за прошедшие пять лет по округам.

На рисунке 2 изображен прирост доли голосов, который получил кандидат от КПРФ за прошедшие 5 лет по избирательным округам (в округах № 3, 14 и 45 в 2019 г. коммунистический кандидат отсутствовал). Для наглядности округа упорядочены по возрастанию этого прироста. При этом диагональной штриховкой отмечены те округа, в которых кандидат от КПРФ был поддержан «Умным голосованием».

КПРФ была поддержана «Умным голосованием» в 33 округах. Во всех этих округах результат кандидата от КПРФ подрос за пять лет на величину от 5,7% до 29,4%. А без УГ он уменьшился в шести округах (максимально – на 19,2% в 26-м округе) и увеличился только в трех округах (максимально на 12,3% в 13-м округе).

На рисунке 3 представлены приросты кандидатов от четырех партий за пять лет во всех 45 округах. Штриховкой отмечены приросты партии, кандидат которой в данном округе был поддержан «Умным голосованием» (столбец диаграммы в данном округе для данной партии отсутствует, если кандидат от этой партии отсутствовал в бюллетене в 2014 или в 2019 г.).

СР была поддержана «Умным голосованием» в 8 округах. Во всех этих округах результат СР подрос на величину от 5,4% до 29,4%. Без УГ он незначительно увеличился (максимум на 8,5%) в 15 округах и уменьшился (максимально на 18,4% в 6-м округе) тоже в 15 округах.

Рисунок 2.

Сравнение «яблочных» успехов труднее, поскольку на выборах 2019 г. «Яблоко» выдвинуло кандидатов только по 15 округам, при этом 12 из них не были зарегистрированы. Заметим, что в 2014 г. «яблочные» кандидаты оказались в избирательных бюллетенях 44-х округов и набрали от 3,4% до 27,9% голосов, не получив ни одного мандата. На этот раз все три яблочника, допущенные до избирательного бюллетеня, были поддержаны УГ и стали депутатами. При этом Е. Бунимович улучшил результат С. Григорова на 16,6%, М. Круглов улучшил свой результат на 23,3%, а С. Митрохин улучшил результат С. Иваненко на 33,4%.

Что же касается поддержанной УГ в 8-м округе беспартийной Д. Бесединой, то она умудрилась опередить всех партийцев, снизить прирост СР до 2,8%, а прирост КПРФ и ЛДПР сделать отрицательным.

Рассматривая рисунок 3, легко заметить:

- во всех округах УГ повысило (по сравнению с 2014 г.) результат партии, кандидата которой оно поддерживало;

- во всех округах, прирост доли голосов той партии, кандидата которой поддерживало УГ, больше прироста доли голосов других партий (включая ЕР). Эти приросты сравнимы лишь в округах № 13, 28, 35, в которых поддержанный «Умным голосованием» кандидат от СР занял второе место.

Более того, лишь в трех округах (№ 24, 30 и 35) прирост других участников выборов (за счет участия самовыдвиженцев и КПКР) выше, чем у кандидатов, поддержанных УГ. При этом самовыдвиженцы обеспечили большую часть этого прироста: в округе № 24 две трети обеспечил самовыдвиженец А.А. Тарасов, в округе № 30 – более трех четвертей прироста обеспечил самовыдвиженец Р.А. Юнеман, а в округе № 35 чуть меньше половины обеспечил самовыдвиженец С.В. Малахов.

Рисунок 3.

Результат выборов и «Умное голосование»: причинно-следственная связь

Неоднократно высказывалась гипотеза, что прирост голосов у «оппозиционных» партий, то есть у всех партий, кроме партии А, обуcловлен ростом протестных настроений, а «Умное голосование» лишь угадало, у кого этот прирост будет максимальным. В этом случае следует признать, что авторы УГ обладают отличными прогностическими способностями: они предугадали даже структуру роста протестных настроений по крайней мере в 42-х округах из 45.

О том, что было бы, если бы избиратели не прислушались к призыву «Умного голосования», остается только догадываться. Однако естественно предположить, что дополнительные голоса, пришедшие за счет протеста, распределились бы более равномерно, чем при «Умном голосовании». Можно вычислить, что было бы при более равномерном распределении дополнительных голосов, но для этого надо предположить какую-нибудь модель этого распределения.

Дополнительные протестные голоса к кандидатам, выдвинутым каждой из партий КПРФ, ЛДПР, СР и «Яблоко» (будем называть эти партии «оппозиционными»), могли прийти из следующих источников:

- дополнительный прирост явки (если он был);

- голоса, ушедшие от ЕР;

- голоса, ушедшие от других партий и самовыдвиженцев;

- голоса, ушедшие от других оппозиционных партий.

При этом каждый из этих источников мог давать отрицательный вклад, то есть голоса из источника могли не уходить, а, наоборот, могли туда приходить (прирост явки мог быть отрицательным, как, например, в округе № 17; число голосов партии А могло увеличиться, как, например, в округе № 2).

Легко вычислить прирост (или убыль) голосов в 2019 году по сравнению с 2014 годом в каждом избирательном округе и по каждому источнику. Результатом будет следующая таблица (в которой сумма по каждой строке равна нулю).

Таблица 1. Изменения итогов голосования в 2019 году по сравнению с 2014 годом по одномандатным округам
Округ Уменьшение голосовавших (прирост с обратным знаком) Партия А КПРФ ЛДПР СР ЯБЛОКО Другие (вместе с недействительными)
1                     1518 -2914 7761 -184 -1704 -1995 -2482
2                     -4100 1018 7487 2190 -590 -5444 -561
3                     -4128 -4934 -4861 1273 11653 -2149 3146
4                     1503 -4548 8885 1058 -1758 -8828 3688
5                     -1801 6328 6470 -575 2196 -4066 -8552
6                     -4660 -2060 1515 668 -5994 7973 2558
7                     -650 -3348 5291 1793 1575 -2282 -2379
8                     -3957 2765 901 -1194 1731 -7196 6950
9                     -1272 2619 8524 635 396 -6845 -4057
10                 -2670 -3130 6613 30 350 -2596 1403
11                 -4289 12167 5309 -145 -4052 -9026 36
12                 -2615 -2574 7497 603 483 -3286 -108
13                 -1143 -4114 4499 821 4511 -4932 358
14                 -3421 -6559 -9034 -23 3099 9699 6239
15                 -1863 -5633 8891 1517 -1634 -3467 2189
16                 -2200 -4057 -243 -27 7862 -3324 1989
17                 3884 -9872 7802 1017 2370 -2218 -2983
18                 -2091 -5535 5064 2512 1258 -3416 2208
19                 2599 -5297 6099 1113 -2567 -4305 2358

Таблица показана не полностью Открыть полностью

Кандидаты, выдвинутые некоторыми партиями, могли не присутствовать в бюллетенях либо 2014, либо 2019 гг., либо ни в тех, ни в других (этим, в частности, объясняются большие отрицательные числа в столбце «Яблоко», а также нули таблицы).

В каждом округе голоса, которые могли бы приобрести партии КПРФ, ЛДПР, СР и «Яблоко», если их кандидаты были в бюллетене, складываются из голосов, которые пришли из указанных выше источников. При этом суммарный прирост голосов может оказаться отрицательным. Это количество для каждого округа можно подсчитать. В таблице 2 представлено количество голосов, которые могли быть добавлены тем кандидатам от оппозиционных партий, которые были представлены в бюллетене, за счет увеличения явки, других партий и самовыдвиженцев (для этого по каждой строке сложены все отрицательные числа, которые соответствуют тем источникам, кандидаты которых не присутствовали в бюллетене 2019 года).

Таблица 2. Число голосов, дополнительно полученных оппозиционными партиями
Округ Партии, кандидаты от которых присутствовали в бюллетене 2019 года Общее число дополнительных голосов
1         КПРФ, ЛДПР, СР 5873
2         КПРФ, ЛДПР, СР 9087
3         ЛДПР, СР 12926
4         КПРФ, ЛДПР, СР 8185
5         КПРФ, ЛДПР, СР 8091
6         КПРФ, ЛДПР, ЯБЛОКО 10156
7         КПРФ, ЛДПР, СР 8659
8         КПРФ, ЛДПР, СР 1438
9         КПРФ, ЛДПР, СР 9555
10     КПРФ, ЛДПР, СР 6993
11     КПРФ, ЛДПР, СР 1112
12     КПРФ, ЛДПР, СР 8583
13     КПРФ, ЛДПР, СР 9831
14     ЛДПР, СР, ЯБЛОКО 12775
15     КПРФ, ЛДПР 10408
16     КПРФ, ЛДПР, СР 7592
17     КПРФ, ЛДПР, СР 11189
18     КПРФ, ЛДПР, СР 8834
19     КПРФ, ЛДПР 7212

Таблица показана не полностью Открыть полностью

Обратите внимание, что в двух округах – № 29 и 38 «протестные» голоса не прибавились, а уменьшились. Это явление достойно дополнительного исследования.

Для того чтобы понять, что произошло бы при ином, чем реализовавшееся, распределении дополнительных голосов, исследуем две модели их распределения в каждом избирательном округе.

Первая модель: распределение дополнительных голосов происходит между зарегистрированными кандидатами «оппозиционных» партий пропорционально доле голосов, которую данная «оппозиционная» партия (в лице выдвинутого ей кандидата) получила на выборах 2014 г. среди этих же партий.

Вторая модель более радикальна: все дополнительные голоса отходят кандидату той оппозиционной партии, которая на выборах 2014 г. набрала в данном округе больше голосов.

Вторая модель мало реалистична: фактически она означает полную консолидацию всех «оппозиционных» партий. Однако она так же, как и первая, иллюстрирует влияние «Умного голосования» на результат выборов.

В предположениях первой и второй модели мы получаем другие результаты выборов по округам (таблица 3) и разное распределение мандатов в Мосгордуме седьмого созыва (таблица 4 и рисунок 4).

Таблица 3. Предположительные результаты выборов при разных моделях распределения дополнительных голосов в сравнении с реальными результатами
Округ Партия (или самовыдвиженец), получившая мандат при первой модели распределения Партия (или самовыдвиженец), получившая мандат при второй модели распределения Распределение мандатов в Мосгордуме 7-го созыва (звездочкой отмечены партии, поддержанные УГ)
1          А А А
2          А КПРФ КПРФ*
3          А А СР*
4          А А А
5          А А А
6          А А ЯБЛОКО*
7          А КПРФ А
8          Беседина Беседина Беседина*
9          А КПРФ А
10       А А А
11       А А КПРФ*
12       А А А
13       А А А
14       А КПРФ ЯБЛОКО*
15       А КПРФ КПРФ*
16       А КПРФ СР*
17       КПРФ КПРФ КПРФ*
18       КПРФ КПРФ КПРФ*
19       А КПРФ КПРФ*

Таблица показана не полностью Открыть полностью

Таблица 4. Распределение мандатов при различных предположениях о распределении протестных голосов
Распределение мандатов А КПРФ ЛДПР СР ЯБЛОКО Самовыдвиженцы
Состоявшееся 25 13 0 3 3 1
В первой модели 36 4 0 1 1 3
Во второй модели 22 19 0 2 0 2

Дополнительные победы самовыдвиженцев в предположениях первой и второй модели обусловлены тем, что в их округах на выборах 2014 г. доля голосов, полученных самовыдвиженцами, была очень высока.

Рисунок 4.

Хотя предположения, сделанные в первой и во второй моделях, могут быть подвержены критике, эти модели говорят о многом. Они подтверждают вывод о том, что именно «Умное голосование» помогло «оппозиционным» партиям получить дополнительные мандаты. По сравнению с более реалистичной первой моделью «Умное голосование» добавило КПРФ 9 мандатов и по 2 мандата СР и «Яблоку». Даже по сравнению с нереалистичной моделью, в которой предполагается консолидация всех оппозиционных партий, «Умное голосование» добавляет 1 мандат СР и 3 мандата «Яблоку».

Заметим, что можно смоделировать другие виды коалиций «оппозиционных» партий, но они все будут демонстрировать, что УГ дает преимущество каким-либо «оппозиционным» партиям.

Двухпартийная система Москвы

Из представленного анализа можно сделать вывод разной степени радикализма:

А) «Умное голосование» позволило КПРФ, СР и «Яблоку» провести в Мосгордуму дополнительных депутатов;

Б) «Умное голосование» существенно изменило состав Мосгордумы;

В) на этих выборах победило «Умное голосование»;

Г) на этих выборах победил не имеющий пассивного избирательного права А.Навальный и его команда.

В поддержку последней формулировки приведу результаты голосования на выборах мэра Москвы в 2013 г. (без учета недействительных бюллетеней): тогда партия А (то есть, Собянин) набрала 52,2% голосов, Навальный 27,7%, а все оппозиционные партии, вместе взятые, - 20,2%. Итого оппозиционные партии с Навальным тогда набрали 47,8% голосов. Теперь – внимание!

На выборах 2019 г. депутаты от партии А набрали суммарно 52,9%, а остальные кандидаты, ставшие победителями, набрали 47,1% голосов (чтобы вычислить эти данные, следует число голосов, набранных всеми победившими кандидатами партии А, разделить на общее число голосов, набранных всеми победившими кандидатами; второе число получается вычитанием первого числа из 100%). Как я предполагал, за последние 5 лет в Москве сложилась устойчивая электоральная конфигурация, но включает она не «Единую Россию» с КПРФ и другими, а только две партии, да и то не зарегистрированные – партию А и партию Н.

Только ли «Умное голосование»?

«Умное голосование» сработало потому, что российские выборы неинтересны большинству граждан. 78% граждан не пошли голосовать. Это – результат того, что происходило с российскими выборами последние примерно 20 лет. Партия А старалась как могла: она мазала медом избирательные участки и записывала в реестры надомного голосования всех клиентов собесов. Чем выше уровень безразличия граждан к выборам, тем выше у нас уровень голосования на дому. В таблице 5 приведена статистика по доле голосования вне помещения (от числа избирателей, принявших участие в выборах).

Таблица 5. Надомное голосование на выборах депутатов Московской городской Думы
 Год 1997 2001 2005 2009 2014 2019
Доля голосования «на дому» 2,8% 4,6% 4,1% 5,2% 5,8% 7,4%

И все-таки явка составила почти 22%! На избирательные участки пришли многие из тех, кому не все равно, и кто понял, что такое «Умное голосование». А остальные почти не пришли. Результат налицо.

И что еще важно: явке не приписали 10 процентов, как это практиковалось в Москве в 2007–2011 гг. Пока боятся – после манифестаций 2011–2012 гг. Пока тренируются разгонять манифестации. Но проиграв раунд на ринге политтехнологий, могут вернуться и к старым дедовским методам.

Благодарности

Автор благодарит Аркадия Любарева за ряд ценных замечаний и особенно – за указание на некоторые ошибки в исходном тексте.

Поступила в редакцию 19.04.2020, в окончательном виде 06.05.2020.


Список литературы

  1. Бузин А. Чужая победа. – ЖЖ А.Бузина, 16.09.2019. Доступ: https://abuzin.livejournal.com/181118.html (проверено 04.05.2020). - https://abuzin.livejournal.com/181118.html
  2. Перцев А. Кто идет от мэрии в Мосгордуму в 2019 году. – Медуза, 24.04.2019. Доступ: https://meduza.io/feature/2019/04/24/kto-idet-ot-merii-v-mosgordumu-v-2019-godu-polnyy-spisok (проверено 04.05.2020). - https://meduza.io/feature/2019/04/24/kto-idet-ot-merii-v-mosgordumu-v-2019-godu-polnyy-spisok
  3. Смирнов С. Навальный опубликовал список для «Умного голосования». – The Bell, 03.09.2019. Доступ: https://thebell.io/navalnyj-opublikoval-spisok-dlya-umnogo-golosovaniya/ (проверено 04.05.2020). - https://thebell.io/navalnyj-opublikoval-spisok-dlya-umnogo-golosovaniya/