Социальные и территориальные факторы электорального поведения в Португалии (на материалах выборов 2015–2019 гг.)

А.В.Баранов

Аннотация

Автор статьи определяет социальные и территориальные факторы голосований на парламентских выборах 2015 и 2019 гг., президентских выборах 2016 г. в Португалии. Данная страна выбрана как типичная для «европейской периферии» и особенно тяжело пережившая мировой экономический кризис, что вызвало устойчивый «левый поворот» в электоральном поведении, но проявляющийся в более умеренных формах, чем в Испании и Греции. Статья выполнена на основе кросс-территориального и кросс-темпорального сравнительного анализа. Выявлено влияние социальной стратификации, региональных различий уровня жизни, историко-культурных традиций на поддержку политических партий и кандидатов. Раскрыты сходства и различия тенденций развития электорального поведения в регионах Португалии. Установлены трансформации партийной системы Португалии в русле роста фрагментации как левого, так и правоцентристского спектра партий. Доказано сохранение территориальных различий голосования по оси «Север–Юг» при поддержке новых малых партий преимущественно в крупных городах.


Процессы глобализации и европейской интеграции вызывают риски политической поляризации, которые с особой силой проявляются в странах «европейской периферии». Речь идёт о кризисе представительства социально-групповых и территориальных интересов в партийных системах, что поощряет формирование и усиление популистских политических партий и движений, тенденции регионализации. Одна из характерных стран «европейской периферии» ‑ Португалия. Несмотря на небольшие размеры, она интересна для сравнительных электоральных исследований своеобразием эволюции своей партийной системы, повесткой дня электорального соперничества. В отличие от Испании и Греции, в португальской политической системе относительно слабо выражены тренды роста ультралевых и ультраправых партий. Португалия в силу своего географического расположения находится под влиянием политических инноваций из Испании, но тенденции изменений электорального поведения в данной стране специфичны. Указанные обстоятельства делают тему злободневной.

Цель нашего исследования ‑ выяснить социальные и территориальные факторы голосований на парламентских выборах 2015 и 2019 гг., президентских выборах 2016 г. в Португалии.

Тема работы в основном анализируется португальскими политологами, социологами и географами. Влияние строения социальных размежеваний и экономической конъюнктуры на электоральную приверженность изучает Андре Фрейре [22]. Жоау Кансела и Педру Магальяньш определили состояние социальной базы португальских партий [7]. Представительство социальных классов в политической элите страны установили Адриану Кампуш, Жоржи Кошта, Жоау Тейшейра Лопеш, Франсишку Лука и Нуно Мониш [6]. Взаимосвязь политического участия и качества демократии в Португалии выявляет Камила Родригеш [34]. Низкий уровень участия в выборах и мотивы абсентеизма объясняются в сборнике статей под редакцией Жоау Канселы и Марты Висенте [1]. Пространственные закономерности голосования рассмотрены в диссертациях Антониу Казимиру Маркеша Тавареша [27] и Дианы Сорайи Морайш [29], в статьях Андре Боржеса, Каролины де Паула и Адриану да Нобрега Силва [4], диссертации Даниэла Сирило Аугушту [3]. Важное значение имеют аналитические доклады службы “Marktest”, в которых проводится мониторинг географии электоральных ареалов партий [2]. Идеологические и политико-исторические факторы развития партийной системы Португалии освещены в аналитическом докладе Жоржи Матеуша и Тиагу Рамалью [28], в монографии под редакцией Антониу Кошты Пинты и Консейсау Тейшейра [31: 77‑100, 145‑166].

В российской научной школе важное значение имеют обобщающие работы Н.М. Яковлевой [51; 37] и В.Л. Верникова [40]. Территориальное представительство в избирательной системе Португалии изучено М.Н. Арбатской [39]. Новизной отличается статья Г.И. Кутырева, применившего концепцию гетеротопии на примере протестных движений и партий [45]. Специальное исследование программ левых политических сил Португалии провёл украинский историк Д. Пилаш [47].

Таким образом, тема факторов электорального поведения в современной Португалии активно обсуждается исследователями. Однако новейший этап электоральных процессов (европейские и национальные парламентские выборы 2019 г.) сейчас изучен лишь в первом приближении. Редко проводится сравнительный анализ электоральных размежеваний в Португалии и Испании. Политико-культурные факторы изучены значительно слабее институциональных.

Наша статья выполнена на основе кросс-темпорального и кросс-территориального сравнительного метода. Это позволяет осмыслить исторический и политико-культурный контекст электорального поведения, выявить политическое значение социально-стратификационных, демографических и пространственных параметров португальского общества. В то же время, считаем продуктивным применение концепции «воронки причинности», обеспечивающей ранжирование факторов электорального поведения по значимости и длительности действия [36]. В числе эмпирических методов исследования реализованы вторичный анализ анкетных опросов, построение вариационных и динамических рядов, политико-географическое районирование.

Эмпирическая основа исследования состоит из таких видов источников, как законодательные акты Португалии, регламентирующие проведение парламентских и президентских выборов; предвыборные партийные программы и резолюции; статистические итоги голосований, а также сведения об экономической конъюнктуре и демографическом составе избирателей; результаты социологических исследований; политико-административные карты страны, материалы периодической печати (газет «Диариу ди Нотисиаш», «Публику», «Обсервадор»).

Португалия – небольшая страна Южной Европы, её население составляло в 2019 г. 10276,6 тыс. чел., свыше 40% жителей сосредоточено в агломерациях г. Лиссабона и Порту. Перейдём к исследованию структуры электората. Согласно сайту «Пордата», в 2019 г. зарегистрировано 9318,4 тыс. избирателей ‑ граждан страны, проживающих в Португалии, в том числе 14,9% младше 30 лет, 57,9% в возрасте от 30 до 65 лет и 27,2% старше 65 лет. Также право голоса имеют 1511,2 тыс. граждан Португалии, проживающих за рубежом, а также 27,6 тыс. иностранных граждан, проживающих в Португалии (сведений об их возрастном составе нет) [33]. М. Н. Арбатская установила значительное завышение численности электората за счёт постоянных эмигрантов и умерших (реальное количество избирателей она определила на уровне 8,4 млн. чел.) [39: 36]. Следовательно, свыше 2,4 млн. чел. составляют преднамеренное завышение численности полноправных избирателей. Именно они, как мы увидим далее, снижают уровень явки на выборы. На парламентских выборах 2019 г. проголосовал только 1% граждан, проживающих за пределами Португалии [37: 189]. Возраст ощутимо влияет на выбор гражданами партийных предпочтений. Пожилые люди в наибольшей мере голосуют за коммунистов и социалистов, молодёжь – за Левый блок (объединение троцкистов, маоистов и антиглобалистов). Электорат СДП примерно поровну распределён по возрастам [7: 5].

Важным социальным фактором голосования является уровень неравенства. В четвертом квартале 2019 г. валовой внутренний продукт на душу населения составил 20660 евро, что мало в сравнении с другими странами Евросоюза. Государственный долг насчитывает 117,7% годового ВВП, что равняется уровню кризисного 2011 г. [32].Среднемесячная зарплата составила к началу 2020 г. 1038 евро, тогда как законодательно установленная минимальная зарплата – 635 евро [26; 37: 192]. По данным «Евростат» за 2018 г., подвержено риску бедности (т.е., имеют доход ниже 60% среднего по стране) 21,6% португальцев. В наибольшей степени бедности подвержены люди в возрасте 18‑24 и 50‑64 лет [30]. Коэффициент Джини составил в 2018 г. 32,1 и продолжает расти; Португалия на 9-м месте в ЕС по уровню неравенства [23; 48]. К. Родригеш выяснила, что доля 10% богатейших граждан в совокупных доходах достигла 29,8%, а 1% богатейших ‑ 9,8% [34: 80]. По данным К. Фаринья Родригеша, между регионами уровень бедности колебался в 2016 г. от 15,4% жителей агломерации Лиссабона до 28,3% на Азорских островах; важным фактором уровня доходов остаётся размер населенного пункта (в крупных городах реальные доходы выше, чем в сельской местности, на 35,3%). Соответственно, уровень бедности в сёлах – 22,9%, в крупных городах – 17,8%, в малых городах и пригородах – 15,1% (2016 г.). В то же время степень неравенства реальных доходов наивысшая в крупных городах [19]. Наибольшие средние доходы отмечены в Центральном регионе и Лиссабоне, а наименьшие – в Алентежу и на Севере. Кроме неравенства, важны различия по уровню инновационности, образования и возрасту. В итоге жители крупных городов чаще поддерживают Левый блок, а сельские жители – правоцентристов и Коммунистическую партию [29: 12‑16].

Дифференциация доходов полностью территориально совпадает с различиями уровней электоральной поддержки партий. А.К. Маркеш Тавареш доказал, что уровень явки избирателей находится в прямой зависимости от уровня их доходов [27: 72]. Ж. Кансела и П.С. Магальяньш установили вследствие корреляционного анализа стратификационных признаков граждан и их партийной приверженности (по экзит-поллам), что крупные предприниматели и представители «свободных профессий», мелкие предприниматели и менеджеры поддерживают Социал-демократическую партию (СДП, правоцентристы), а рабочие и фермеры – Социалистическую (ПСП) и Коммунистическую (ПКП) партию. Таково же размежевание между сторонниками СДП и Левого блока (особенность – в повышенной поддержке Левого блока интеллигенцией). Наибольший процент рабочих выявлен среди сторонников ПКП – свыше 40%, ПСП (40%) и абсентеистов (38%). Мелкие и средние предприниматели, менеджеры в наибольшей мере голосуют за СДП или Левый блок. Во многом производен от социального статуса уровень образования избирателей. По мере повышения уровня образования поддержка СДП и Левого блока растёт, ПСП падает, а ПКП не имеет весомых различий [7: 7‑12]. Итак, в Португалии отчётливо выражены социальные размежевания «богатые ‑ бедные» и «центр ‑ периферия».

Безработица на уровне 6,8% экономически активного населения (первый квартал 2020 г.), что означает 8-е место среди стран ЕС [32]. Уровень безработицы снизился почти втрое в сравнении с периодом мирового экономического кризиса, когда в 2013 г. безработица достигала 17,9% экономически активного населения и из страны выехало 500 тыс. чел. [44: 118]. Но к этим цифрам следует добавить значительное число временно занятых и занятых по краткосрочным контрактам, которые подвержены риску увольнений. Уровень безработицы молодёжи в возрасте 15‑25 лет вдвое выше, чем уровень безработицы всего населения страны. По данным «Евростат», в октябре 2019 г. были безработными 18,3% лиц данного возраста. Уровень молодёжной безработицы особенно высок в аграрном регионе Алентежу и на севере страны, хотя вариация по регионам не превышает 15% [18: 5]; 10% молодых португальцев 18‑24 лет не имели среднего образования (7-е место среди стран ЕС) [17]. Таким образом, безработные, прежде всего молодые, составляют достаточно многочисленный слой населения.

Что касается этнического и лингвистического факторов электоральных ориентаций, то они выражены слабо. По сведениям 2018 г., уроженцы Португалии составляют 95,3% постоянного населения, а иностранцы лишь 4,7%. Владение государственным языком практически полное [21]. На 2018 г. было 477,5 тыс. иностранцев с легальным проживанием (4,7% населения страны), их численность выросла за данный год на 14,6%. Переселенцы сосредоточены, прежде всего, в крупных городах и приморской курортной зоне. Часть из них (21,3 тыс. чел.) получила гражданство Португалии и, тем самым, избирательные права [20]. В перспективе данные факторы «вырастут в цене» вследствие международной миграции. Настораживает, что на выборах 2019 г. состоялся рост влияния праворадикальной антимигрантской партии «Хватит!» («Chega!”). Сила, близкая идеологически испанской партии «Голос», набрала 1,3% на выборах 6 октября в Ассамблею Республики, но анкетные опросы в начале мая 2020 г. давали партии уже 4%, особенно в столичном регионе, где мигрантов много [13].

Конфессиональный фактор голосований проявляется не в контрастности политических ориентаций приверженцев различных религий, а в контрастности между ориентациями атеистов и «формальных» верующих, с одной стороны, и «практикующих», с другой. По переписи 2011 г., католики насчитывают 81% населения, приверженцы других христианских церквей – 3,3%, представители иных конфессий – 0,6%, неверующие – 6,8%, неопределившиеся – 8,3% [8: 530]. В то же время, 44% католиков признают себя «непрактикующими», т.е., они бывают в церкви 1‑2 раза в год. По данным Центра исследований и опросов общественного мнения и Центра исследований религий и культур (2011 г., выборка 3978 чел. старше 15 лет), 37% респондентов согласны с тем, что в Португалии без католической церкви «страна будет быстрее и успешнее развиваться» и «станет больше личной свободы» [24: 14, 18‑20; 43: 309‑315]. Корреляционный анализ, проведённый Ж. Канселой и П. Магальяньшем, доказал отчётливую прямую зависимость между религиозностью и поддержкой СДП, слабое повышение поддержки ПСП по мере роста религиозности и резкое снижение религиозности среди электората ПКП и Левого блока [7: 6]. Конфессиональный фактор наиболее отчётливо разделяет левый и правоцентристский электорат.

Следует учитывать также «незавершенную европеизацию» португальской политической культуры. По данным мониторингового опроса сети «Евробарометр» за 2012 г., воспринимают себя гражданами Евросоюза 59% португальцев (в сравнении – 73% испанцев). Исследование европейских ценностей, проведённое по другой шкале оценивания, показало доминирование национальной идентичности в сравнении собщеевропейской. Португальцы опасались экспансии Евросоюза, которая, по их мнению, могла привести к росту безработицы и ослаблению социальной защиты граждан, к увеличению внешнего долга, ослаблению государства во внешней политике, утрате самобытной культуры и идентичности [49: 57‑58]. Мировой экономический кризис увеличил в 2009‑2015 гг. эти опасения.

Перейдём к исследованию институциональных факторов электорального поведения. Современная политическая система страны рождена «Революцией гвоздик» 1974 г. Демократический транзит, как признают историки и политологи, завершился в 1987 г. С тех пор Португалия признаётся страной консолидированной демократии. Португалия является смешанной (полупрезидентской) республикой. Выборы Президента Португалии проводятся всенародным тайным голосованием раз в 5 лет [11]. Формирование правительства проводится партией или коалицией, набравшей большинство на парламентских выборах. Возможности Президента страны по наложению вето на законы и роспуску парламента слабы.

Однопалатный парламент – Ассамблея Республики – избирается раз в 4 года по пропорциональной системе без заградительного барьера. Для распределения мандатов применяется метод В. д’Ондта, дающий преимущества двум преобладающим по поддержке партиям. Выборы по пропорциональной системе проводятся в округах в основном с небольшим числом мандатов. Небольшой размер округов в сочетании с методом д’Ондта позволяет «отсекать» малые партии без заградительного барьера.

Концентрация населения в приморских густонаселённых местностях растёт, а в глубинных районах ‑ падает. Это привело вследствие стабильных квот представительства к неравному размеру округа на выборах в парламент страны: от 37182 до 54066 чел. Наиболее заселённый округ (Лиссабон) представлен в Ассамблее 48 депутатами из всех 230, а наименее заселённый (Порталегре) – двумя. Среди стран ЕС только Греция и Испания превышают Португалию по диспропорциональности округов [12: 16‑17; 35].

Несмотря на наличие 21 зарегистрированной политической партии, реальная конкуренция за власть на протяжении 1977‑2014 гг. велась между двумя основными политическими силами: на левоцентристском фланге – Португальской социалистической партией и на правоцентристском – Социал-демократической партией. Суммарно они контролировали до 79% мандатов депутатов Ассамблеи Республики (1995 г.) [50: 69].

Постреволюционная модель политических институтов Португалии начинает устаревать в условиях экономического кризиса 2008‑2014 гг., совпавшего с растущим влиянием глобализации и информационного общества на социальную структуру, с закреплением в повестке дня «постматериальных ценностей» и протестных движений, усложняющих партийную систему [41]. Так, критику политической системы и меры её решительной реформы выразил эксперт М. Брага дa Круз. Он предложил перейти от пропорциональной избирательной системы к смешанной, особенно ‑ на региональном и местном уровнях, а также восстановить бикамерализм, чтобы «персонализировать голосование», более пропорционально представить в парламенте географические части и сектора общества [5]. В обществе с массовыми левоцентристскими ориентациями болезненно воспринимается и тот факт, что более 50% депутатов и членов правительства страны связаны с крупным бизнесом [6: 66‑67].

Вследствие данных кризисных явлений перестраивается партийная система. Начиная с 2008 г., укрепляется Левый блок (создан в 1999 г.). В 2011 г. зарегистрированы центристские партии «Люди ‑ Животные ‑ Природа», а также партия Livre – Tempo de Avançar («Свободный – Время двигаться вперед»), правоцентристская «Либеральная инициатива», праворадикальная партия «Хватит!». В программах и предвыборных заявлениях партий на первый план выходят новые темы: борьба с безработицей и коррупцией, защита экологии, гендерного и миграционного равенства, отношение к макроэкономической стабилизации страны на условиях международных финансовых институтов («Тройки») [10; 3: 266].

В таблице 1 отражены количественные изменения голосований на парламентских выборах 2011, 2015 и 2019 гг. Отметим значительное снижение явки на выборы: с 58,1 до 48,6% имеющих право голоса. Данная тенденция налицо и в сравнении президентских выборов 2011 и 2016 гг. Это неудивительно, так как 80% граждан не доверяет любым партиям [25: 32]. Опрос, проведённый С. Аугушту в 2015 г., дал свыше 52% выразивших слабое удовлетворение демократией (очевидно, в её конкретных формах) и 28% полностью не удовлетворённых ею. Удовлетворённость демократией сокращается по мере старения избирателей [3: 80, 84]. Анкетный опрос, проведённый государственным телеканалом RTP в сентябре 2015г., показал, что 27% респондентов не определились, а еще 8% отказались сообщить, за кого они будут голосовать [42].

Суммарная доля голосов, поданная за две основные партии, уменьшилась с 69,2% (2015 г.) до 64,1% (2019 г.). Если в Ассамблее Республики в 2011 и 2015 гг. было представлено 5 партий и блоков, то с октября 2019 г. ‑ 9. Идет дробление основных «партийных семей» (левых, левоцентристов и правоцентристов), а в стане левых смена лидера уже состоялась: Левый блок преобладает над Коалицией демократического единства (в составе ПКП и Экологической партии «Зелёные»). Характерен и распад правоцентристской правящей коалиции «Португалия, вперёд!» (в составе СДП и Социал-Демократического центра – Народной партии) после выборов 4 октября 2015 г. Эффективное число парламентских партий (по расчётам М. Кошта Лобу, А. Кошта Пинту и П. Магальяньша) умеренно уменьшалось с 3,13 до 2,71 за 2009‑2015 гг. и лишь на выборах 2019 г. незначительно выросло [12: 21].

Сравнение уровней поддержки партий и блоков в 2015 и 2019 гг. показывает рост влияния ПСП (с 86 до 108 мандатов из 230) и всей коалиции, поддержавшей левое правительство А. Л. Сантуша да Кошты (со 124 до 139 мандатов). Правительство сумело вывести страну из тяжёлого экономического кризиса, лавируя между запросами избирателей и жёсткими требованиями глобальных финансовых структур. Растёт поляризация двух электоральных баз: левой и правой. Социологический опрос, организованный службой «Питагорика» в сентябре 2019 г., доказывает, что электорат всех партий и блоков пополняется за счёт сторонников других партий того же идеологического сегмента [14]. К началу мая 2020 г., несмотря на условия пандемии, португальские избиратели увеличили поддержку ПСП до 37,7% [13].

Таблица 1. Голосование по партийным спискам на парламентских выборах 2011, 2015 и 2019 гг. (в проц. / мест)
Партия / Блок 2011 г. 2015 г. 2019 г.
PSD 38,7% / 108 36,9% / 107 27,8% / 79
Partido Socialista 28,1% / 74 32,3% / 86 36,3% / 108
CDU (PCP + Os Verdes) 7,9% / 16 8,3% / 17 6,3% / 12
Bloco Esquerda 5,2% / 8 10,2% / 19 9,5% / 19
CDS-PP 11,7% / 24 1,5% / 5 4,3% / 5
Pessoas ‑ Animais ‑ Naturesa 1,0% / 0 1,4% / 1 3,3% / 4
Chega! - - 1,3% / 1
Iniciativa Liberal - - 1,3% / 1
Livre - - 1,1% / 1
Явка избирателей 58,1% 55,9% 48,6%
Не заполнили бюллетени 2,7% 2,1% 2,5%
Недействительные голоса 1,3% 1,7% 2,4%

Источник: Eleições Legislativas 5 Junho 2011. Resultados Globais. Local do SGMAI Secretaria Geral do Ministerio da Administracao Interna, 12.06.2011. URL: https://www.eleicoes.mai.gov.pt/legislativas2011/resultados-globais.html; Eleições Legislativas 2015. 4 de Outumbro. Resultados Globais. Local do SGMAI Secretaria Geral do Ministerio da Administracao Interna, 22.10.2015. URL: https://www.eleicoes.mai.gov.pt/legislativas2015/resultados-globais.html; Eleições Legislativas 2019. 6 de Outumbro. Resultados Globais. Local do SGMAI Secretaria Geral do Ministerio da Administracao Interna, 22.10.2019. URL: https://www.legislativas2019.mai.gov.pt/(acessado em 10.05.2020).(In Port.).
Примечания.
ПСП Португальская социалистическая партия.
СДП Социал-демократическая партия.
ПКП Португальская коммунистическая партия – Коалиция демократического единства.
СДЦ НП Социал-Демократический центр – Народная партия.
ПАН партия «Люди Животные Природа».
ЛИ Либеральная инициатива.

Представляет интерес также голосование на президентских выборах 2016 г., которое, по нашему мнению, проходило в соответствии с закономерностями персонализированного рационального выбора, а не партийно-идеологических мотиваций. Характерно, что только 3 из 10 кандидатов позиционировали себя в качестве представителей партий или блоков. Уверенная победа М. Ребелу де Соуза была одержана благодаря его личным коммуникативным и моральным качествам, а не принадлежности к СДП.

Таблица 2. Голосование на президентских выборах 24 января 2016 г. (в проц.)
Кандидат Партия / Блок Голоса
Марселу Ребелу де Соуза Социал-демократическая партия (PPD/PSD) 52,0
Антониу Сампайю да Новоа Независимый кандидат 22,9
Мариза Матиаш Левый блок 10,1
Мария де Белен Независимый кандидат 4,2
Эдгар Силва Португальская коммунистическая партия 3,9
Виторину Силва Независимый кандидат 3,3
Паулу Мораиш Независимый кандидат 2,2
Энрике Нету Независимый кандидат 0,8
Жорже Секейра Независимый кандидат 0,3
Кандиду Ферейра Независимый кандидат 0,2
Явка на выборы 48,7
Не заполнили бюллетени 1,2
Недействительные голоса 0,9

Источник: Eleições Presidenciais 2016. 24 Janeiro. Resultados Globais. Local do SGMAI Secretaria Geral do Ministerio da Administracao Interna, 12.02.2016. URL:https://www.eleicoes.mai.gov.pt/presidenciais2016/resultados-globais.html (acessado em 10.05.2020). (In Port.).

В завершение исследования обратим внимание на территориальную дифференциацию поддержки партий и блоков на парламентских выборах 6 октября 2019 г. Они подтвердили сохранение различий голосования по осям «север ‑ юг» (связана с уровнем доходов и религиозностью), «приморские ‑ глубинные местности» и «город ‑ село». Так, в 18 округах (distritos) и 2 автономных регионах (Азорские острова и Мадейра) поддержка ПСП колебалась от 44,6% в Порталегре и 40‑41% в Бейже, Каштелу Бранку, на Азорах до минимальных 31,1% в Лейрии и 33,4% на Мадейре. Закономерность очевидная: наибольшую поддержку социалистам дали экономически отсталые, периферийные местности. География голосования за СДП противоположна, но более сложна по причинам. СДП наиболее поддерживают самые религиозные округа севера страны: Браганса – 40,8%, Вила Реал – 39,0%, Визеу – 36,2%; но в то же время, центры туризма: Мадейра (37,2%) и Порту (31,2%).

Карта 1. География повышенной поддержки Португальской социалистической партии на парламентских выборах 2019 г.

Карта 2. География повышенной поддержки Социал-демократической партии на парламентских выборах 2019 г.

Голосование в пользу Левого блока имеет повышенный уровень не в Лиссабоне, как можно было ожидать, а в «субурбиях» – на периферии столичной агломерации: в Сетубале – 12,1%, Сантарене – 10,2%, а также в университетской Коимбре – 11,2% и курортном Фару – 12,3%. Объединяет эти разноликие местности их постиндустриальность. Снижена поддержка ЛБ в религиозных и экономически отсталых округах: Брагансе, Гуарде, Вила Реале, на Мадейре. Интересно, что география повышенной поддержки ПКП и ЛБ совпадает только в Сетубале (пролетарском пригороде Лиссабона). Коммунистам оказывают повышенную поддержку более традиционалистские и пожилые по населению округа, чем Левому блоку. Например, за ПКП голосовали 22,8% в Бейже, 18,9% в Эворе, 15,8% в Сетубале – все эти округа расположены на юге страны. Наименьшее влияние ПКП (2‑4%) в округах севера страны, а также на Азорах и Мадейре.

Карта 3. География повышенной поддержки Левого блока на парламентских выборах 2019 г.

Карта 4. География повышенной поддержки Португальской коммунистической партии — Коалиции демократического единства на парламентских выборах 2019 г.

Праворадикальная партия «Хватит!» пользуется повышенной поддержкой именно в округах со значительным присутствием иммигрантов: в Фару – 2,1%, Лиссабоне – 2,0%, а также в традиционном оплоте левых сил (Бейжа, Эвора, Порталегре, Сантарен).

Карта 5. География повышенной поддержки Социал-демократического центра на парламентских выборах 2019 г.

Карта 6. География повышенной поддержки партии «Хватит!» («Chega!») на парламентских выборах 2019 г.

Таким образом, проведённое сравнение территориальных ареалов поддержки основных партий и блоков в 2015‑2019 гг. уточнило тенденции, установленные на интервале 2009‑2011 гг. Л. Абловой [38]. Сохраняется крайняя неравномерность территориальной поддержки ПКП, но возросла неравномерность поддержки также основных партий ‑ ПСП и СДП. Возросла регионализация электоральной базы партий. Ярче стало проявляться своеобразие голосования в приморских, более экономически развитых округах (Фару, Лейрия, Авейру).

Таблица 3. Голосование в округах и автономных регионах Португалии на парламентских выборах 6 октября 2019 г. (в проц. голосов)
Округ, автономный регион ПСП СДП Левый блок ПКП - КДЕ СДЦ-НП ПАН «Хватит» ЛИ «Свободный»
Виана ду Каштелу 34,8 33,8 8,5 4,0 6,2 2,4 0,7 0,6 0,6
Брага 36,4 34,1 8,9 4,0 4,1 2,6 0,7 0,8 0,7
Вила Реал 37,2 39,0 6,1 2,5 4,5 1,7 0,8 0,4 0,5
Браганса 36,5 40,8 6,0 2,1 4,5 1,3 0,8 0,4 0,4
Порту 36,7 31,2 10,1 4,8 3,3 3,5 0,6 1,5 1,0
Авейру 34,3 33,6 10,0 3,1 5,7 3,0 0,7 1,0 0,7
Визеу 35,4 36,2 7,9 2,3 5,9 2,1 1,0 0,6 0,5
Гуарда 37,6 34,4 7,8 3,0 5,0 1,6 1,5 0,6 0,5
Коимбра 39,0 26,6 11,2 5,6 3,5 2,6 0,9 0,8 0,9
Каштелу Бранку 40,9 26,3 11,1 4,8 3,7 2,4 1,3 0,6 0,9
Лейрия 31,1 33,5 9,4 4,3 5,3 2,9 1,5 0,9 0,9
Сантарен 37,1 25,2 10,2 7,6 4,7 2,6 2,0 0,8 0,9
Лиссабон 36,7 22,6 9,7 7,8 4,4 4,4 2,0 2,5 2,1
Портале-гре 44,6 20,1 8,1 10,6 3,8 1,7 2,7 0,5 0,6
Сетубал 38,6 14,4 12,1 15,8 3,0 4,4 1,9 1,1 1,2
Эвора 38,3 17,5 9,0 18,9 3,4 2,0 2,2 0,7 0,7
Бейжа 40,7 13,3 9,1 22,8 2,3 2,0 2,0 0,4 0,6
Фару 36,8 22,3 12,3 7,1 3,8 4,8 2,1 0,8 1,0
Мадейра 33,4 37,2 5,2 2,1 6,1 1,8 0,7 0,7 0,4

Таблица показана не полностью Открыть полностью

Источник: LEGISLATIVAS 2019. Local do Publico, 09.10.2019. URL: https://www.publico.pt/legislativas-2019/resultados (acessado em 11.05.2020) (In Port.).

Сделаем выводы. Базовыми факторами выбора электоральных ориентаций в португальском обществе в 2015‑2019 гг. являются социальное неравенство, в силу запоздалой и незавершенной модернизации имеющее также географическое измерение по оси «Север ‑ Юг», а также уровень религиозности. Партийные ориентации тесно связаны с уровнем религиозности. Проявления электоральных ориентаций стали на изучаемом интервале времени более отчётливыми вследствие экономического кризиса. Специфичным для Португалии остаётся высокий и продолжающий расти уровень абсентеизма, особенно среди молодёжи и малоимущих слоёв населения. Мировой экономический кризис и рост евроскептицизма привели к умеренной трансформации партийной системы, сложившейся в постреволюционный период 1977‑2014 гг., к фрагментации обоих полюсов партийного спектра: левого и правого. Специфика португальского варианта электорального поведения в том, что «левый поворот» состоялся на повышательной фазе экономического цикла. Установлены трансформации партийной системы Португалии в русле роста фрагментации как левого, так и правоцентристского спектра партий. Левый блок имеет социальную базу прежде всего среди интеллигенции, малого бизнеса, высококвалифицированных наёмных работников, в отличие от ПКП. Прогнозируется рост влияния праворадикальной партии «Хватит!». Доказано сохранение территориальных различий голосования по оси «Север ‑ Юг» при поддержке новых малых партий преимущественно в крупных городах.

Поступила в редакцию 25.05.2020, в окончательном виде 20.06.2020.


Список литературы

  1. Abstenção e Participação Eleitoral em Portugal: Diagnóstico e Hipóteses de Reforma / J. Cancela (coord.) & M. Vicente. Cascais: Câmara Municipal de Cascais, 2019. 91 p. (In Port.)
  2. A Geografia das Legislativas de 2019. – Local do Grupo Marktest, 08.10.2019. Доступ: https://www.marktest.com/wap/a/n/id~2575.aspx (проверено 10.05.2020). (In Port.) - https://www.marktest.com/wap/a/n/id~2575.aspx
  3. Augusto C.D. Comportamento Geografico do Voto: A Identificação Pessoal e a Identificação Partidaria em Portugal e no Brasil. Maringa: Universidade Estadual de Maringa, 2017. 331 p. (In Port.)
  4. Borges A., De Paula C., Da Nóbrega Silva A. Eleições Legislativas e Geografia do Voto em Contexto de Preponderância do Executivo. – Revista de Sociologia e Politica. Lisboa. 2016. Vol. 24. No. 58. P. 31–58. (In Port.)
  5. Braga da Cruz M. Relançar Portugal: A Reforma do Sistema Político. – Local do Osservador, 13.05.2015. Доступ: https://observador.pt/opiniao/por-uma-reforma-do-sistema-politico/ (проверено 10.05.2020). (In Port.) - https://observador.pt/opiniao/por-uma-reforma-do-sistema-politico/
  6. Campos A., Costa J., Teixeira Lopes J., Louçã F. e Moniz N. Representantes e Dominantes: Os Governantes e as Relações de Сlasse em Portugal. – Revista Crítica de Ciências Sociais. 2015. No. 108. Р. 55–74. (In Port.)
  7. Cancela J., Magalhães P.C. As Bases Sociais dos Partidos Portugueses. – Instituto Português de Relações Internacionais. Universidade Nova de Lisboa. Working Paper. Lisboa, 2020. No. 60. 20 p. (In Port.)
  8. Censos 2011 Resultados Definitivos Portugal / Presidente do Conselho Diretivo A. de Caetano Carvalho. Lisboa: Instituto Nacional de Estatística, I.P., 2012. 560 p. (In Port.)
  9. Comissão Nacional de Eleições. Mapa Oficial n.º 9-A/2019. – Diário da República. Lisboa, 2019.1.ª série.N.º 203. 22 de outubro. P. 268 (2). – Local do Comissão Nacional de Eleições, 22.10.2019. Доступ: http://www.cne.pt/sites/default/files/dl/2019ar_mapa_oficial_resultados.pdf (проверено 10.05.2020). (In Port.). - http://www.cne.pt/sites/default/files/dl/2019ar_mapa_oficial_resultados.pdf
  10. Comparador de Programas Interativo (Para Decidir Melhor o Seu Voto). – Local do Expresso, 2019. Доступ: https://expresso.pt/legislativas-2019/comparador-de-programas (проверено 10.05.2020). (In Port.). - https://expresso.pt/legislativas-2019/comparador-de-programas
  11. Constituição da República Portuguesa. – Local do Diario da Republica Electronica, 10.05.2020. Доступ: https://dre.pt/constituicao-da-republica-portuguesa (проверено 10.05.2020). (In Port.). - https://dre.pt/constituicao-da-republica-portuguesa
  12. Costa Lobo M., Costa Pinto A., Magalhães P.C. The Making and Remaking of Portuguese Democracy: An Overview. Conference Paper. February 2017. Lisbon, 2017. Р. 16. – Website of Researchergate.net, 28.02.2017. Доступ: https://www.researchgate.net/publication/314101490_The_Making_and_Remaking_of_Portuguese_Democracy_An_Overview (проверено 11.05.2020). - https://www.researchgate.net/publication/314101490_The_Making_and_Remaking_of_Portuguese_Democracy_An_Overview
  13. Cotrim A. Sondagem Coloca PS na Frente, PSD com a Maior Subida e Chega em Quinto Lugar. – Local do Оbservador, 09.05.2020. Доступ: https://observador.pt/2020/05/09/sondagem-coloca-ps-na-frente-psd-com-a-maior-subida-e-chega-em-quinto-lugar/ (проверено 10.05.2020). (In Port.). - https://observador.pt/2020/05/09/sondagem-coloca-ps-na-frente-psd-com-a-maior-subida-e-chega-em-quinto-lugar/
  14. Crespo A. PS Mais Longe da Maioria Absoluta. PSD Recupera... Mas Pouco. – Local do TSF. Radio Noticias, 16.09.2019. Доступ: https://www.tsf.pt/portugal/politica/ps-mais-longe-da-maioria-absoluta-psd-recupera-mas-pouco-11302577.html (проверено 10.05.2020). (In Port.) - https://www.tsf.pt/portugal/politica/ps-mais-longe-da-maioria-absoluta-psd-recupera-mas-pouco-11302577.html
  15. Eleições Legislativas 2019. 6 de Outumbro. Resultados Globais. – Local do SGMAI – Secretaria Geral do Ministerio da Administracao Interna, 22.10.2019. Доступ: https://www.legislativas2019.mai.gov.pt/ (проверено 10.05.2020). (In Port.). - https://www.legislativas2019.mai.gov.pt/
  16. Eleições Legislativas 2019. 6 de Outumbro. Território Nacional. Local do SGMAI – Secretaria Geral do Ministerio da Administracao Interna, 22.10.2019. Доступ: https://www.legislativas2019.mai.gov.pt/territorio-nacional.html (проверено 10.05.2020). (In Port.). - https://www.legislativas2019.mai.gov.pt/territorio-nacional.html
  17. Eurostat. Early Leavers from Education and Training. – Official site of Eurostat, 02.04.2020. Доступ: https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php/Early_leavers_from_education_and_training (проверено 10.05.2020). - https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php/Early_leavers_from_education_and_training
  18. Eurostat. Newsrelease. Euroindicators. 182/2019 29 November 2019. – Official site of Eurostat, 29.11.2019. Доступ: https://ec.europa.eu/eurostat/documents/2995521/10075437/3-29112019-BP-EN.PDF/749d647b-6961-5d3d-a8c6-8eaca44a539d (проверено 10.05.2020). - https://ec.europa.eu/eurostat/documents/2995521/10075437/3-29112019-BP-EN.PDF/749d647b-6961-5d3d-a8c6-8eaca44a539d
  19. Farinha Rodrigues C. Inequality and Poverty in Portugal: Does Location Matter? – Sociologia On-Line. Revista da Associação Portuguesa de Sociologia. Lisboa, 2019. N.º 19. Junho. – Local do Associação Portuguesa de Sociologia, 19.01.2019. Доступ: https://revista.aps.pt/pt/inequality-and-poverty-in-portugal-does-location-matter/ (проверено 10.05.2020). - https://revista.aps.pt/pt/inequality-and-poverty-in-portugal-does-location-matter/
  20. Foreign Population with Legal Resident Status: Total and by Certain Nationalities. – Official Site of Pordata. Base de Dados Portugal Contemporaneo, 2018. Доступ: https://www.pordata.pt/en/Portugal/Foreign+population+with+legal+resident+status+total+and+by+certain+nationalities-24 (проверено 10.05.2020). - https://www.pordata.pt/en/Portugal/Foreign+population+with+legal+resident+status+total+and+by+certain+nationalities-24
  21. Foreign Population with Regular Residence as a % of the Resident Population: Total and by Sex. – Official Site of Pordata. Base de Dados Portugal Contemporaneo, 2018. Доступ: https://www.pordata.pt/en/Portugal/Foreign+population+with+regular+residence+as+a+percentage+of+the+resident+population+total+and+by+sex-533 (проверено 10.05.2020). - https://www.pordata.pt/en/Portugal/Foreign+population+with+regular+residence+as+a+percentage+of+the+resident+population+total+and+by+sex-533
  22. Freire A. Realinhamentos Eleitorais dos Portugueses em Eleições Legislativas, 1983–1999: Uma Avaliação Diacrónica do Impacto da Estrutura de Clivagens e da Conjuntura Económica nos Alinhamentos Eleitorais. – IV Congresso Português de Sociologia. Lisboa, 2017. 17 p. Доступ: https://aps.pt/wp-content/uploads/2017/08/DPR462db5ead1f70_1.pdf. (In Port.) - https://aps.pt/wp-content/uploads/2017/08/DPR462db5ead1f70_1.pdf
  23. Gini Coefficient of Equivalised Disposable Income. – EU-SILC survey. – Official site of Eurostat, 06.05.2020. Доступ: http://appsso.eurostat.ec.europa.eu/nui/show.do?lang=en&dataset=ilc_di12 (проверено 10.05.2020). - http://appsso.eurostat.ec.europa.eu/nui/show.do?lang=en&dataset=ilc_di12
  24. Identidades Religiosas em Portugal: Representações, Valores e Práticas. – 2011 / coord. A. Teiseira. Centro de Estudos e Sondagens de Opinião e Centro de Estudos de Religiões e Culturas da Universidade Católica Portuguesa, 2012. 21 р. – Local do Rádio Renascença, 16.04.2012. Доступ: http://mediaserver.rr.pt/NEWRR/Inqu%C3%A9rito_2011_Resumo1413cf3f.pdf (проверено 10.05.2020). (In Port.) - http://mediaserver.rr.pt/NEWRR/Inqu%C3%A9rito_2011_Resumo1413cf3f.pdf
  25. Jalali C. Partidos e Democracia em Portugal. 1974–2005: da Revolução ao Bipartidarismo. Lisboa: Imprensa de Ciências Sociais, 2007. 367 p. (In Port.)
  26. Maltez J. Ordenado Médio Mensal dos Portugueses Foi de 1038 Euros em 2019. – Local do Correio da Manhã, 08.02.2020. Доступ: https://www.cmjornal.pt/economia/detalhe/ordenado-medio-mensal-dos-portugueses-foi-de-1038-euros-em-2019 (проверено 10.05.2020). (In Port.) - https://www.cmjornal.pt/economia/detalhe/ordenado-medio-mensal-dos-portugueses-foi-de-1038-euros-em-2019
  27. Marques Tavares de Campos Samagaio A.C. Geografia Eleitoral: Análise Espacial de Vinte Anos de Resultados Eleitorais. Tese Apresentada ao Instituto Superior de Estatística e Gestão de Informação da Universidade Nova de Lisboa para cumprimento dos requisitos necessários à obtenção do grau de Doutor em Gestão de Informação. – Sistemas de Informação Geográfica. Lisboa, 2014. 260 p. (In Port.)
  28. Mateus J., Ramalho T. O Sistema de Partidos em Portugal. – Centro de Investigação e Estudos de Sociologia (CIES) e-Working Paper. Lisboa: Istituto Universitario de Lisboa, 2013. No. 151. 20 p. (In Port.)
  29. Morais D.S. Geografia Eleitoral Portuguesa: Análise das Determinantes do Sentido de Voto em Eleições Legislativas entre 1980 e 2015. Dissertação Submetida Como Requisito Parcial para Obtenção do Grau de Mestre em Ciência Política. ISCTE. – Instituto Universitário de Lisboa, 2016. 44, VIII p. (In Port.)
  30. People at Risk of Poverty or Social Exclusion. – Official Site of Eurostat, 06.05.2020. Доступ: https://ec.europa.eu/eurostat/tgm/refreshTableAction.do?tab=table&plugin=1&pcode=t2020_50&language=en (проверено 10.05.2020). - https://ec.europa.eu/eurostat/tgm/refreshTableAction.do?tab=table&plugin=1&pcode=t2020_50&language=en
  31. Political Institutions and Democracy in Portugal: Assessing the Impact of the Eurocrisis / ed. by Antonio Costa Pinto, ConceiçãoTeixeira. London etc.: Palgrave Macmillan, 2019. XIII, 253 p. DOI: 10.1007/978-3-319-98152-9.
  32. Portugal: Economía y Demografía. – Local do Datomacro.com, 10.05.2020. Доступ: https://datosmacro.expansion.com/paises/portugal (проверено 10.05.2020). (In Port.) - https://datosmacro.expansion.com/paises/portugal
  33. Registred Individuals: Total and by Age Group. – Official Site of Pordata. Base de Dados Portugal Contemporaneo, 2019. Доступ: https://www.pordata.pt/en/Portugal/Registred+individuals+total+and+by+age+group-2252 (проверено 10.05.2020). - https://www.pordata.pt/en/Portugal/Registred+individuals+total+and+by+age+group-2252
  34. Rodrigues C. Participation and the Quality of Democracy in Portugal. – Revista Crítica de Ciências Sociais. Coimbra, 2015. No. 108. Р. 75–94.
  35. Susete F. Legislativas 2019: Recorde de Eleitores, Recorde de Candidatos. – Local do Diario de Noticias, 06.10.2019. Доступ: https://www.dn.pt/edicao-do-dia/06-out-2019/legislativas-2019-recorde-de-eleitores-recorde-de-candidatos-11372408.html (проверено 10.05.2020). (In Port.) - https://www.dn.pt/edicao-do-dia/06-out-2019/legislativas-2019-recorde-de-eleitores-recorde-de-candidatos-11372408.html
  36. The American Voter / A. Campbell, Ph.E. Converse, W.E. Miller, D.E. Stokes. New York; London: John Wiley & Sons, Inc., 1960. 574 p.
  37. Yakovleva N.M. Рortugal: Successes of the Socialist Party in the Election Mirror. - Iberoamerica. Moscu, 2020. No. 1. P. 177–195.
  38. Аблова Л. Анализ результатов парламентских выборов 06 июня 2011 года в Португалии. – Сайт «Региональная наука», 2011. Доступ: http://www.regional-science.ru/wp-content/uploads/2011/11/%D0%90%D0%B1%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%9F%D0%BE%D1%80%D1%82%D1%83%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%8F-20111.pdf (проверено 11.05.2020). - http://www.regional-science.ru/wp-content/uploads/2011/11/%D0%90%D0%B1%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%9F%D0%BE%D1%80%D1%82%D1%83%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%8F-20111.pdf
  39. Арбатская М.Н. Взаимодополняющие факторы формирования электоральной активности в территориальной политической системе Португалии. – Известия Российской академии наук. Серия Географическая. 2016. № 6. С. 35–43.
  40. Верников В.Л. Португалия: победа социалистов-прагматиков. – Научно-аналитический вестник Института Европы РАН. 2019. № 5. С. 28–33.
  41. Инглхарт Р.Ф., Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия. Последовательность человеческого развития. М.: Новое издательство, 2011. 464 с.
  42. Итоги выборов в Португалии зависят от неопределившихся избирателей. – Сайт «РИА-Новости», 04.10.2015. Доступ: https://ria.ru/world/20151004/1296345032.html (проверено 10.05.2020). - https://ria.ru/world/20151004/1296345032.html
  43. Коваль Т.Б. Католическая традиция в масштабе времени. – Португалия: путь от революции... М.: Весь мир, 2014. С. 294–315.
  44. Кудеярова Н.Ю. Миграционный узел: ситуация в иберийских странах. – Испания и Португалия в эпоху глобальных трансформаций. М.: Институт Латинской Америки РАН, 2017. С. 110–131.
  45. Кутырев Г.И. Социальные движения нового типа и политические партии Португалии сквозь призму концепции гетеротопии. – Актуальные проблемы Европы. 2018. № 2. С. 177–201.
  46. Палагин М.А. Антикризисная политика Португалии. – Иберийские страны: трудный старт в XXI век. М.: Институт Латинской Америки РАН, 2012. С. 150–158.
  47. Пилаш Д. Португалия: Отголоски незавершенной революции: Обзор истории левого движения Португалии от «революции гвоздик» до настоящего момента. – Сайт «Открытая левая», 17.07.2017. Доступ: http://openleft.ru/?p=944 (проверено 11.05.2020). - http://openleft.ru/?p=944
  48. Португалия – коэффициент Джини. – Сайт “KNOEMA”, 11.05.2018. Доступ: https://knoema.ru/atlas/Португалия/topics/Бедность/Неравенство-доходов/Коэффициент-Джини (проверено 25.05.2020). - https://knoema.ru/atlas/Португалия/topics/Бедность/Неравенство-доходов/Коэффициент-Джини
  49. Прохоренко И.Л. Евроскептицизм по-португальски. – Португалия: 40 лет после революции. Что дальше? М.: Институт Европы РАН, 2014. С. 53–61.
  50. Яковлева Н.М. Партийные разногласия и консолидация демократии. – Португалия: путь от революции… М.: Весь мир, 2014. С. 61–90.
  51. Яковлева Н.М. Португалия: история политической модернизации. М.: Институт Латинской Америки РАН, 2016. 260 с.