Анализ результатов выборов в Московскую городскую Думу 2019 года: предисловие к дискуссии

А.Е.Любарев

Аннотация

Отмечены особенности избирательной кампании по выборам в Московскую городскую Думу 2019 г. В преддверии дискуссии о влиянии «умного голосования» на результаты этих выборов высказаны замечания о возможном различии его влияния на итоги голосования и результаты выборов, а также о возможном различном понимании феномена «умного голосования». Приведены основные данные об итогах голосования и результатах выборов.


Выборы в Московскую городскую Думу 2019 г. примечательны в нескольких отношениях. Во-первых, на них наиболее ярко проявилась тенденция последних лет по недопуску к выборам популярных кандидатов через отказы в регистрации по результатам проверки подписных листов. Это породило беспрецедентную протестную активность москвичей: впервые митинги протеста против применения на выборах административного ресурса прошли не после голосования, а в ходе самой кампании [5].

Во-вторых, на этих выборах впервые была опробована технология так называемого «умного голосования». Суть ее в том, чтобы сконцентрировать оппозиционные голоса в каждом избирательном округе вокруг того кандидата, который имеет наибольшие шансы [6]. Инициатором этой технологии стал Алексей Навальный – политик, лишенный пассивного избирательного права из-за приговора по «делу Кировлеса» и не имеющий своей официальной партии, поскольку все попытки создания им партии пресекались Минюстом на той или иной стадии. Тем не менее, авторитет Навального в оппозиционной среде достаточно высок, о чем свидетельствуют, в частности, итоги голосования на выборах мэра Москвы 2013 г., где он занял второе место и получил 27,2% голосов, – это лучший результат оппозиционного кандидата на всех прошедших выборах мэра Москвы.

В-третьих, интересны и сами результаты выборов. В отличие от всех предыдущих кампаний в Московскую городскую Думу [4] победа «партии власти» была достигнута практически «на пределе»: избраны 25 ее представителей против 20 кандидатов от условной оппозиции. При этом все 20 победителей от оппозиции были поддержаны кампанией «умного голосования».

Этот результат породил в экспертной среде дискуссию. С одной стороны, было очевидно, что ухудшение результата «партии власти» в значительной степени обусловлено общим снижением ее популярности, начавшимся еще в 2018 г. на фоне пенсионной реформы [3] и усугубившимся в ходе московской протестной кампании. С другой стороны, наиболее дискуссионным оказался вопрос о роли «умного голосования» в относительном успехе оппозиции. Здесь разброс мнений оказался достаточно большим: от утверждений о решающем вкладе «умного голосования» до отрицания его существенной роли.

Данная дискуссия интересна не только с точки зрения оценки прошедших московских выборов. Она важна и с методологической точки зрения – как попытка выработать модели, позволяющие оценивать вклад различных факторов и технологий в успех тех или иных политических сил. Надеюсь, что дискуссия будет способствовать развитию политологических электоральных исследований.

В этом номере мы публикуем статьи, в которых продолжается дискуссия, начатая осенью 2019 г. в основном в блогосфере, но уже перекочевавшая и на страницы политологических журналов [2]. Вряд ли данная дискуссия завершится на страницах нашего журнала.

Предваряя дискуссию, хотел бы сразу методологически разделить два аспекта. Необходимо различать итоги голосования и результаты выборов. Итоги голосования – это количество голосов и проценты, полученные кандидатами. Результаты выборов – решение о том, кто избран депутатом. Кампания «умного голосования» имела очевидную цель повлиять именно на результаты выборов. При этом она не могла не повлиять и на итоги голосования; в то же время ее прямое влияние касалось итогов голосования за оппозиционных кандидатов, а не голосов за «партию власти».

Однако в условиях мажоритарной системы влияние на итоги голосования не всегда трансформируется в положительный результат выборов. Именно с этим аспектом связан основной нерв дискуссии. Действительно ли «умное голосование» помогло победить ряду кандидатов от оппозиции, или они победили бы и без этой кампании? Чтобы ответить на этот вопрос, исследователи пытаются применять различные модели, и мы можем в этом убедиться, ознакомившись с их статьями.

Еще одна проблема связана с различиями в понимании «умного голосования» как политического феномена. Его возможно представлять в трех разных аспектах. Первый – давно известное политологам «тактическое» (или у других авторов «стратегическое») голосование [7; 1], которое частью российских избирателей интуитивно использовалось и ранее, в частности, голосование либеральных избирателей за представителей КПРФ (А.Е. Клычкова на выборах в Московскую городскую Думу 2014 г., Д.А. Парфенова на выборах в Государственную Думу по Медведковскому округу в 2016 г., С.Г. Левченко на выборах губернатора Иркутской области в 2015 г., А.С. Ищенко и В.О. Коновалова на губернаторских выборах 2018 г.). Второй аспект – идея «умного голосования», выдвинутая Навальным еще осенью 2018 г., которая зажила своей жизнью, во многом уже независимой от него (в частности, поддержка определенных кандидатов лидерами общественного мнения, в том числе незарегистрированными кандидатами, обсуждение шансов кандидатов в социальных сетях). Третье – собственно проект Навального и его конкретные рекомендации по всем одномандатным округам.

Читателям, не погруженным глубоко в московскую кампанию, было бы полезно предварить дискуссию общей информацией о результатах выборов. Эта информация приведена в таблицах 1 и 2. При этом кандидаты в моей классификации сгруппированы следующим образом. Отдельно идут кандидаты, выдвинутые четырьмя партиями, которые закрыли большинство округов: КПРФ, ЛДПР, «Справедливой Россией» (СР) и Коммунистической партией Коммунисты России (КПКР). Три кандидата от партии «Яблоко» в таблице 2 объединены с тремя самовыдвиженцами, входившими в либеральный пул (Д.С. Бесединой, Д.В. Клочковым и Р.А. Юнеманом). В таблице 1 они фигурируют как «оппозиционные самовыдвиженцы». Кандидаты от остальных партий («Родина», Партия Роста, «Зеленые», «Гражданская сила») сведены в таблице 1 в одну группу («от остальных партий»). В отдельную группу «административные самовыдвиженцы» выделены самовыдвиженцы, поддержанные мэрией, а также два самовыдвиженца, связанные с «Единой Россией», но игравшие техническую роль. Остальные самовыдвиженцы в таблице 1 объединены в группу «технические самовыдвиженцы», а в таблице 2 они объединены с кандидатами «от остальных партий» в группу «прочие». Отдельной строкой в таблице 1 указаны кандидаты, поддержанные проектом «Умное голосование»; в таблице 2 эти кандидаты помечены звездочкой.

Таблица 1. Средние результаты различных групп кандидатов
Кандидаты Число кандидатов Средний результат
в бюллетене занявших 1-е место занявших 2-е место
КПРФ 42 13 20 34,1%
ЛДПР 45 0 2 8,7%
«Справедливая Россия» 39 3 5 12,8%
«Яблоко» 3 3 0 41,5%
«Коммунисты России» 31 0 0 7,1%
От остальных партий 7 0 1 6,9%
Технические самовыдвиженцы 13 0 0 6,6%
Оппозиционные самовыдвиженцы 3 1 1 23,4%
Административные самовыдвиженцы 42 25 16 34,5%
«Умное голосование» 45 20 24 36,9%

Таблица 2. Итоги голосования по округам
 Округ Адм. сам. КПРФ ЛДПР СР Либералы** КПКР Прочие
1 38,8% 34,0%* 7,6% 8,2%  — 8,0%  —
2 37,1% 39,8%* 9,1% 7,4%  —  — 2,8%
3 32,9%  — 7,2% 35,0%*  — 20,6%  —
4 41,3% 35,1%* 6,5% 3,7%  — 10,0%  —
5 47,2% 39,7%* 4,3% 5,6%  —  —  —
6 27,8% 16,8% 5,7%  — 40,6%* 6,1%  —
7 35,8% 35,4%* 9,3% 8,7%  — 7,4%  —
8 6,8% 31,4% 5,3% 14,2% 36,6%*  — 3,1%
9 40,0% 38,7%* 6,2% 5,0%  — 6,3%  —
10 40,9% 28,5%* 9,9% 10,3%  — 6,9%  —
11 33,3% 43,1%* 12,6% 7,4%  —  —  —
12 40,8% 37,6%* 7,5% 6,8%  — 4,2%  —
13 31,9% 25,3% 9,3% 25,6%*  — 4,5%  —
14 22,8%  — 5,9% 13,1% 39,3%* + 5,2%  — 8,6%
15 31,9% 42,2%* 9,1%  —  — 5,8% 6,8%
16 30,9% 17,3% 4,1% 36,4%*  — 4,3% 3,8%
17 28,3% 45,9%* 9,0% 12,2%  —  —  —
18 23,2% 42,2%* 12,8% 5,3%  —  — 12,5%
19 38,2% 40,2%* 9,8%  —  — 7,4%  —

Таблица показана не полностью Открыть полностью

* Кандидат, поддержанный проектом «Умное голосование».
** Кандидаты, выдвинутые РОДП «Яблоко» либо относимые нами к оппозиционным самовыдвиженцам.

Поступила в редакцию 25.05.2020, в окончательном виде 01.06.2020


Список литературы

  1. Kim H.M., Kostadinova T. Does tactical voting matter? The political impact of tactical voting in Canadian elections. – International Area Studies Review. 2011. V. 14. No. 1. P. 49–72.
  2. Большаков И.В., Перевалов В.В. Консолидация или протест? «Умное голосование» на московских выборах. – Полития. 2020. № 1 (96). С. 50–73. DOI:10.30570/2078-5089-2020-96-1-50-73.
  3. Кынев А., Любарев А., Максимов А. Региональные и местные выборы в России осени 2018 года: электоральные перемены на фоне социальных реформ. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2019. 554 с.
  4. Любарев А.Е. Выборы в Московскую городскую Думу шестого созыва: административный ресурс меняет направление. – Выборы столичные (2014). Взгляд экспертов. М.: Центр «Панорама», 2015. С. 22–70.
  5. Любарев А.Е., Кынев А.В., Максимов А.Н. Итоги выдвижения и регистрации на выборах депутатов Московской городской Думы 8 сентября 2019 года. Аналитический доклад № 2 по Мониторингу выборов 08.09.2019. – Сайт фонда «Либеральная миссия», 26.07.2019. Доступ: http://liberal.ru/files/articles/7394/Vibory_08092019_Doklad2.pdf (проверено 06.05.2020). - http://liberal.ru/files/articles/7394/Vibory_08092019_Doklad2.pdf
  6. Навальный А. Как мы будем побеждать «Единую Россию» на выборах. Умное голосование. – Сайт А. Навального, 28.11.2018. Доступ: https://navalny.com/p/6017/ (проверено 06.05.2020). - https://navalny.com/p/6017/
  7. Таагепера Р., Шугарт М.С. Описание избирательных систем. – ПОЛИС. 1997. № 3. С. 114–136.